Статья приемной мамы

 
Корни в моем детстве.

Моя большая семья, это отголоски моего детства. Мои родители развелись, когда мне было 3 года. Папа жил в Беларуси с новой семьей,  мама пила. По этой причине с 1 по 5 класс я воспитывалась в интернате, и изнутри знаю жизнь детей, их чувства в сиротском учреждении. До сих пор воспоминания о жизни в интернате вызывают самые сильные чувства: все начиналось после отбоя, когда было темно, и я оставалась наедине с самой собой и….без мамы. Темно и одиноко - в такие моменты хотелось домой, просто домой, чтобы уйти от казенщины и не важно, какая дома была мама, хотелось просто домой! Я очень часто убегала, меня возвращали, бежала снова, даже зимой в тапочках. Как и все дети, я была очень ранима, и одно неверно сказанное в мой адрес слово было тем двигателем, который давал мне силы бежать, чтобы просто укрыться, спастись дома. И вот так я бегала с одного конца города в другой.

Когда я закончила 5 класс, умер дедушка, и бабушка (по линии отца) забрала меня из интерната. У нее я жила и воспитывалась до своего замужества (19 лет). Сейчас моей бабушке 88 лет, я ей очень благодарна за все, что она сделала для меня и уже моих детей. Что сказать про бабушку: бабушка, она есть Бабушка, это отдельная категория людей, которые не сравнятся ни с кем! Я теперь и сама бабушка, поэтому знаю, о чем говорю.

Я никогда не таила обиду на свою маму, напротив, взрослея, старалась защищать ее, иногда злилась на нее, когда мои усилия не приводили к желаемому результату. В возрасте примерно с 13 до 18 лет было очень стыдно за нее. Когда у меня появилась своя семья, то все это ушло на второй план и фатально я приняла для себя мысль, что с этой болезнью я уже не справлюсь. Так как мы жили в одном дворе, а после и на одной лестничной площадке, то мама всегда была рядом со мной, я ее одевала, обувала, кормила. Мама умерла в 2007 году в возрасте 57 лет, папы не стало в 2009 году. 

Своя семья появилась рано. У меня было 3 брака и 3 развода. Первый муж – творческая личность, для которого семья и ее обеспечение было на втором плане. Второй – был влюблен в меня еще со школы, но в отношения с ним вмешалась мама и мы развелись. С третьим супругом, как говорится, не сошлись характерами.

Дети затягивают.

Мой личный опыт определил и выбор профессии – я воспитатель в группе детского дома. А еще я всегда (с детства) знала, что у меня будут и свои дети, и дети из детского дома и что их будет не меньше 10. 

Первым приемным ребенком в моей семье появился 9 летний мальчик Максим. Он был родоначальник всего. Я его взяла, когда ребенка буквально выдернули из приемной семьи, в которой он прожил совсем немного, и такое резкое перемещение было для него очередным стрессом. Когда Максим впервые появился в детском доме, где я работала, у меня были мысли, взять его, но пока я готовилась, взвешивала все «за» и «против» мальчику уже подобрали семью, а мне мягко отказали. В приемной семье Максим не прижился, был очень сложный процесс возврата ребенка. Для него это был шок и тогда в 2008 году я сразу забрала его к себе домой.

Первые два года были самые трудные. Я только и делала, что выдергивала его из той раковины, в которую он залез. Мы работали с психологом, педагогом, занимались сказкотерапией. Когда я взяла Макса, то сразу всем сказала, чтобы не было деления на «свои» и «чужие», т.к. чужих детей не бывает.

Для меня он был первое время закрыт, но секретничал с моей средней дочерью Бегонией. В летнем лагере, куда мы поехали сразу после оформления Максима, Бегония из него вытягивала какие-то куски его прошлого, страхи и тревоги благодаря которым можно было конструктивно работать с ребенком. Со временем, благодаря домашней атмосфере, он проникся, понял, что он свой, что его любят. Вот это ощущение – «просто свой» было главным в его адаптации. Сейчас Максу 14 и он настолько свой, что собирается брать мою фамилию. По сей день Максим вспоминает своего кровного папу. У него к нему (так же как и у меня) чувство жалости. Из детства он рассказывает моменты, когда он защищал его от любовника мамы. Еще было и воровство продуктов, и их сбор под матрацом или подушкой, но как педагог в детском доме, я понимала, что все это норма для ребенка, с таким опытом, и это пройдет. Сейчас тоже самое делает и Алиса. Тут мне помогло мое педагогическое образование. На сегодняшний день уже и не скажешь, что все это было, но первые время было очень сложным для ребенка и семьи. 

Вторым приемным ребенком в семье был Ваня. Я его взяла в 2011, когда Ване было 8 лет. Ваня - мальчик с диагнозом умственная отсталость. Он был воспитанником моей группы, я его год знала, наверное, приглядывалась к нему. Еще я прекрасно понимала, что долго в детском доме он не проживет и ему прямая дорога в специализированное учреждение: Все! И парень погибнет! А мальчишка не плохой! Он ответственный, он дисциплинированный, он добрый! Понимая это, я не могла оставаться равнодушной и забрала его. Периода адаптации у нас практически не было, так как я была его воспитателем, он думал, что его просто перевели в другой детский дом: детей так же много, воспитатель тот же. Единственное, что в домашних условиях он практически сразу стал называть меня мамой. За 1,5 года в семье он настолько социализировался, что сейчас его уже и не узнать. Сейчас он учится на отлично в специализированной школе. У нас много благодарностей, грамот, он моя гордость! Наш Ванечка обожает машины и мультики про машины. Самый любимый, конечно же «Тачки». Ваня – мой первый помощник! 

В прошлом году (сентябрь 2012) в нашей семье появилась еще одна девочка Алиса. В семье чуть больше года. Алиса так же воспитанница детского дома, где я работаю. Она прибилась, что говорится «на волне». С ней все было очень не просто из-за долгих судебных тяжб по лишению в родительских правах ее мамы, оформлении всех документов. Весь период пока ребенок жил у меня без статуса возникали огромные трудности в регулировании общения с кровными родственниками (бабушкой и мамой), а каждая такая встреча выбивала ребенка из состояния относительного равновесия. В этом случае, если ребенок может осознанно принимать решения, то я всегда спрашиваю его мнение, ориентируюсь на него. Так я поступала и с Алисой. Если ребенку это важно – он выбирает сам. Главное в этих вопросах – знать границы этого общения, т.е. устанавливать правила взаимодействия. 

8 июня 2013 года появилась Анютка. Ей всего 3,5 года. Это девочка с синдромом Дауна. С такими этими детьми фронт работы огромный, потому что для них нет специализированных программ обучения. Например, у нас в районе, нет группы в детском саду для таких детей, а они не должны сидеть в 4-х стенах, они должны выходить за пределы, должны общаться. С Анюткой я занимаюсь сама, помогает опыт и связи с коллегами. Так же обязательна работа дефектологов и педагогов. 
Параллельно с тем, как я взяла Анютку, в областном детском доме я познакомилась с 9-летним мальчиком Славой. В сентябре он пришел в нашу семью. Слава очень открытый и дружелюбный ребенок, очень похож на моего племянника, но с ним у нас еще все впереди. 

В прошлом году я стала еще и бабушкой, сейчас моему внуку Роме 1,5 года. У меня 6 своих детей (двое старших детей живут отдельно от нас) и 5 приемных на разных формах семейного устройства (патронат и приемная семья). 

Соглашусь с теми, кто говорит, что чем больше, тем легче. Это действительно так! В семье появляется распределение обязанной и из-за него уже никто не спорит, как бывает в семье из 2-3 человек. Каждый ребенок видит пример другого: каждый чем-то занят, у каждого свое дело. Все мои дети - мои помощники. Распорядок нашего дня расписан по минутам, это обязательное условие в большой семье: уроки, кружки, занятия. В этом году, например, я планирую, что Ваня пойдет в бассейн, а Алиса – на танцы. Другим детям необходимы дополнительные занятия по школьной программе. С Максом нужно подтягивать химию и физику. Со всеми детьми спасает репетиторство, без него никуда. Тут важно, что есть нейтральный педагог и требует именно он, а не строгая мама. В этом случае у детей есть установка на занятие, это куда больше дисциплинирует, чем делать уроки с родителями.

А еще есть люди, без которых я никогда не справилась сама - местные органы опеки, коллеги, а также благотворители. Мне очень повезло с органами опеки и попечительства по моему месту жительства. Они мои первые помощники, а то, что они приходят домой с контролем - это их работа и нужно воспринимать их, как часть нашей работы с детьми. Огромное спасибо благотворительной организации, которая помогает мне в обучении детей, приобретении учебных материалов и мебели для деток. В городе мы ходим в центр «Истоки» для семей и детей в трудной жизненной ситуации. Там работают очень хорошие и отзывчивые специалисты. В этот Центр я хожу не только с детьми, но и одна на родительские тренинги.     
По поводу большой семьи так же бытует стереотип, что если семья большая, то еду нужно готовить ведрами. Я готовлю еду так же как и все, только не раз в неделю, а каждый день или через день. Опять-таки дети помогают. 

По поводу работы всей системы устройства ребенка в семью хочу заметить, что сейчас в Подмосковье индексируется вознаграждение приемного родителя в зависимости от количества детей (если менее трех детей, то выплата 9 200, если более трех то 25 000), но намного рациональнее индексировать не вознаграждение, а пособие на ребенка, которое составляет 10.300 руб, в зависимости от возраста, сложности ребенка и количества детей.

Для специалистов, которые в своей профессиональной деятельность выбрали помощь и поддержку детей и семей других, считаю что важно соблюдать следующие принципы: 

Необходимо осознавать, что свою работу нельзя выполнить на 50%, только на 100% - и никак иначе.
В общении с детьми нужно быть, прежде всего, искренними, т.к. ложь они чувствуют сразу.
Обязательно быть деликатными. Ребенок должен быть уверен в том, что дальше определенных границ информация о его жизни не выйдет.
Обязательно быть порядочными с коллегами, детьми и семьями.
Важно быть добрым, веселым, позитивным, с чувством юмора.

В отношении с детьми главное - это доверие ребенка к взрослому, а уж если ребенок тебе открылся и доверился, то мы как взрослые люди, родители и воспитатели должны быть ответственны и нести этот крест, чтобы ни случилось. 
По своему опыту хочу сказать, что детьми просто надо гордиться, даже если не за что. Важно, чтобы они знали, что мама их любит. А еще дети дают силы! Бывает устанешь, ничего делать не хочется, а смотришь на детей и поднимаешь себя и силы прибавляются.
Совет  будущим родителям: рассчитывайте свои силы – душевные, физические и материальные. Хочу сказать, что будет сложно, но все преодолимо, если отдавать себя на все 100%. Особенно сложно первое время, принять не своего ребенка, особенно если нет своих. Дети – испытывают на прочность. Нужно быть готовым к постоянным проверкам на прочность со стороны детей (их проходят все), готовиться к взлетам и падениям – дети непредсказуемы. Дети – возвращают все затраты. Это компенсируется просто словом мама и это значит, что ты все сделала правильно!

Статья предоставлена автором для размещения на портале про-помощь.рф