Рассказ приемной дочери "Со своей мамой я познакомилась в шесть лет"

 
Встреча с мамой

"Не помню момента первой встречи с мамой. Первое, что сохранилось в памяти: она приезжает, говорит: «Привет, Надя», дает мне белую блузку и игрушку – маленькую зеленую кошку. Я еще подумала: «Как могут быть зеленые кошки?» Она тогда спросила: «Ты поедешь к нам в гости?» Я согласилась.
А мама рассказывает, что она приезжала и раньше. Я к ней подошла, спросила, моя ли она мама, хотя знала, что это не так (тогда было не так). Видимо, я всех так спрашивала, вот и не запомнила. Потом (по рассказам мамы) я попросила, чтобы она вывела меня погулять. Опять же, наверное, я многих об этом просила…
Сначала был гостевой режим: я приезжала в семью на выходные. Помню, еще не войдя в квартиру во время первой поездки, спросила маму: «Можно я буду называть тебя мамой?» Она: «Да, конечно». Отчетливо помню этот момент. И сама удивляюсь, почему я тогда спросила это, как почувствовала, что это действительно мама? Ведь я же знала, кто моя мать.
Через несколько недель Оля, которая меня родила, приехала в интернат, рыдала, узнав, что я хожу в гости. И я рыдала вместе с ней. И при этом знала, что у меня уже есть другая семья, в которую я попаду в ближайшие выходные.
Когда я пришла в свою семью, там было трое сыновей старше меня. У них был свой сложившийся уклад жизни. Меня они приняли не сразу, это точно. Вот только средний брат уделял мне какое-то внимание, и с ним у нас до сих пор самые теплые отношения.
Но все равно я чувствовала себя немного не в своей тарелке, если честно, когда у мамы были какие-то дела, и мне нужно было остаться со старшими братьями, которых мама просила последить за мной.
Папу я вообще долго не воспринимала. Общение примерно с семи до двенадцати моих лет было таким: папа ушел на работу – «пока, пап», вернулся вечером: «привет, пап». Ограничивалась такими дежурными фразами.
Наверное, потому, что кровный отец умер, когда мне не было и пяти лет. Поэтому мне было сложно перестроиться, потому что я всегда думала, что женщина, которая меня родила, бросила меня, а отец просто умер. И, наверное, поэтому Ирину я быстро приняла как мою маму, а папу долгое время не могла.
А потом, в мои двенадцать, я увидела, какой у меня хороший папа, у нас появились свои секреты…" 

Читайте полную статью на портале "Православие и мир"

Источник информации портал "Православие и мир"