05 февраля 2014, 13:58

Приемный родитель - сочетание родительской и профессиональной роли, как разрешить это противоречие, как избежать крайностей. Международная конференция, Санкт-Петербург, 2008 г.

 
Авторизуйтесь чтобы увидеть прикрепленные файлы.

Автор: Анн-Мари Сермо. Семейный Центр терапевтической направленности, Франция.

Я бы хотела обозначить три темы доклада:

1. Показания к устройству в приёмную семью;

2. Устройство в приемную семью, и неизбежно возникающие затруднения;

3. Профессионализация приёмных семей.

1. Показания к устройству в семью.

Когда устройство ребенка становится неизбежным, обязательно встает вопрос выбора места помещения ребенка: пойдет ли он в учреждение или же в приемную семью? Ответить на этот вопрос, значит попытаться прояснить, что мы, собственно, ждем от семейного устройства для этого ребенка. Каковы для нас основные вопросы, которые мы должны рассмотреть, когда решаем, куда пойдет ребенок - в приемную семью или
в интернат? В чём приемная семья лучше, чем интернат?
Приемная семья позволяет ребенку воспользоваться индивидуальным подходом, более личностным, более человечным. В отличие от интерната, семья предлагает ребенку явное продолжение его семейной жизни. В учреждениях непременно будет сменяемость персонала, множество новых людей, что, в общем-то, не благоприятно отражается на ребенке. В то время как в семье ребенок обретает рамки, в которых легко ориентируется, которые ему легко идентифицировать, к которым он легче привыкает.

В приемной семье ребенок знакомится - и в этом наша цель - с определенным образом родителя, с определенной семейной моделью, что поможет ему реконструировать, восстановить свою личность.

Появление родительского образа открывает возможность для ребенка снова «разыграть» то, что у него было прежде в отношениях с кровными родителями, пережить тот опыт как бы заново. «Семейная сцена» позволяет ребенку снова пережить свои первичные отношения. Простым, очевидным образом приемная семья даст ребенку ответы, которых не смогли дать его кровные родители. Возьмем простой пример: когда он будет плакать, приемная мать будет реагировать иначе, не так, как реагировала его кровная мать. Ребенок не окажется в тех же самых отношениях, которые поддерживала с ним его кровная мать. Он окажется в другой ситуации, поскольку реакция приемной семьи будет иной. Для нас этот аспект очень важен, потому что именно это позволит ребенку восстановить себя, восстановить свое психо-эмоциональное развитие.

Мы настаиваем на том, что очень важно, чтобы команда специалистов, перед тем как передать ребенка в приемную семью, обязательно затратила время на обдумывание такого вопроса: позволит ли это устройство в семью дальше развиваться ребенку. Ребенка нельзя поместить просто так, не задав себе вопрос: нет ли риска для этого конкретного ребенка, нет ли противопоказаний по отношению к его помещению в данную семью?

Противопоказания к устройству в семью.

Я кратко коснусь некоторых противопоказаний. В нашем опыте бывают ситуации, когда привязанность ребенка к его кровным родителям и влияние кровных родителей на ребенка, то взаимодействие с ними, которое сложилось в самые ранние годы его жизни, помешают ребенку завязать новые аффективные отношения с другой семьей. Это значит, что если даже кровные родители где-то далеко, и физически ребенок их редко видит, психологическое влияние родителей на ребенка может быть таково, что он не сможет воспользоваться устройством в новую семью.

Есть другие примеры противопоказаний. В частности, когда речь идет о серьезных случаях дурного обращения, когда, скажем, ребенок внутренне глубоко переживает тот факт, что дурное обращение его родителей с ним раньше было формой любви к нему. Такой ребенок не во всех случаях, но порой будет подталкивать приемную семью воспроизвести это дурное отношение к нему, как это было в кровной семье. Поэтому есть риск разрыва. Приемная семья не сможет как-то не ответить на этот запрос ребенка, а будет реагировать. Для некоторых семей, подобная ситуация будет серьезным противопоказанием.

Я хотела бы настоятельно привлечь внимание к значению того времени, которое является необходимым команде специалистов для осмысления. Это не потерянное время. Лучше сначала затратить достаточное количество времени до помещения ребенка и поразмыслить хорошенько. Это позволит сделать так, чтобы прием ребенка в семью прошел легче, чем, если мы быстро примем необдуманное решение.

2. Что такое устройство ребенка в семью?

Дети. Дети, которых мы помещаем в приемные семьи - это дети, отделенные от их кровных родителей, с плохим состоянием здоровья психологического, физического, морального, но у которых остается сильное ощущение принадлежности к кровной семье, несмотря на то, что семья их оставила, несмотря на дурное обращение. Внутренне ребенок все еще принадлежит своим кровным родителям.

Это чувство принадлежности ребенка к кровным родителям исключает в рамках семейного помещения какое-либо присвоение ребенка новой приемной семьей. К этому вопросу мы еще вернемся, когда будем говорить о профессионализации приёмной семьи.

Другой важный элемент: все дети, которых мы помещаем в приёмные семьи, обнаруживают нарушения, которые долго длятся, и которые не всегда очевидны; порой их трудно преодолеть, настолько они укоренены. Этим детям трудно привязываться к людям. Подобные психические нарушения предусматривают специальный уход, специальные меры в процессе помещения.

Помещенный в семью ребенок - это ребенок, который поделен, который борется и за, и против своей принадлежности то к одной, то к другой семье. Он разрывается внутренне.

Приемные семьи. С другой стороны - приемные семьи. Они согласились воспитывать ребенка, причем чужого ребенка. Они обеспечат ежедневный уход, построят конкретные условия жизни, дадут или обозначат определенные семейные ценности, они создадут религиозное и культурное окружение и, кроме того, они создадут возможность возникновения и поддержания чувства привязанности, исправляя, таким образом, деструктивный опыт, который существовал в прошлом ребенка, пока он жил в биологической семье.

Что представляет собой приемная семья? Быть приемной семьей - это значит, прежде всего, открыть двери своего дома, своей личной интимной жизни ребенку, подростку; ввести чужого ребенка в свою семейную жизнь, во взаимодействие с другими детьми, с мужем, ввести его полноценным членом в эту семью, где у него будут братья, сестры, вся семья в широком смысле слова; включить его в жизнь своей семьи во всех ее проявлениях; позволить ребенку, через ежедневно излучаемую семьей теплоту, заключить новые связи, развить дружеские отношения и способность развивать привязанности к людям.

Итак, приемная семья - это не только крыша над головой для ребенка, это означает принять его, включить его в семью, чтобы он понял, что такое семья, родители, сестры, братья. Благодаря этому, ребенок начинает понимать место каждого члена семьи.
Он может построить свои отношения, привязаться, создать эмоционально-аффективные отношения в семье. И, в дальнейшем, приобретет определенную автономию, займет свое место, как любой другой член в этой семье. Для нас, следовательно, очень важно, что приемная семья играет роль родителей для ребенка, у которого есть свои собственные родители. Надо отчетливо понимать эту реальность. Помещая ребенка в семью, мы создаем для него особую ситуацию. Мы даем ребенку возможность жить в условиях семьи. В то же время, у него есть свои родители. Таким образом, у него - две семьи. Понимание этого факта очень важно. Это связано с тем, о чем вчера говорил Крестьен: в нашей работе чрезвычайно важно с самого начала определить место биологических родителей и закрепить его.

Приёмная семья и биологические родители.
Примечание: функция приемной семьи не совпадает с функцией усыновления; ребенок дается семье не навсегда. Когда ребенок доверяется приемной семье, мы не можем сказать, на какой срок мы доверяем ей этого ребенка. Это - постулат: у ребенка есть
кровные родители, и, может быть, в какой-то прекрасный день он вернется к ним.

По нашему опыту, мы знаем, что чаще всего этих детей доверяют приемной семье на достаточно долгое время. Если все будет хорошо и, если приемная семья будет справляться с его проблемами. Но объективно мы никогда не можем сказать приёмной семье, как семье, которая усыновляет, что этот ребенок - ваш. Нет, мы наоборот подчеркиваем: мы вам доверяем этого ребенка для того, чтобы вы выполнили определенные задачи тех родителей, которые не могут этого сделать, но мы не знаем, как долго это будет продолжаться, сколько времени кровные родители будут неспособны заниматься своим ребенком. Это - постулат, потому с приемной семьей сразу оговариваются сроки, и это нечто очень трудное для нее. Трудно переносить, когда тебе говорят, что, быть может, приемному ребенку придется потом уйти. Даже если, и я настаиваю на этом, на практике всё иначе: часто, доверяя детей в приемные семьи на два, на три, на четыре года, мы оставляли их там, в конечном итоге, до совершеннолетия. Но работая с приемными семьями, мы всегда им говорим, что тот ребенок, у которого есть родители, всегда может вернуться домой, может уйти от вас.

Устройство ребенка в приемную семью резко отличается от усыновления, когда родители становятся ребенку родителями во всех отношениях, включая и юридическую сторону. Ребенок же, который помещается в приемную семью, остается в рамках закона, сыном своих биологических родителей, а приемная семья обеспечивает все функции семьи, не заменяя биологических родителей, которые не справились с выполнением своей задачи.

Трудно все это выразить и описать точными терминами, но это очень важно. Во Франции много внимания уделяется тому, чтобы подобрать наиболее точные термины и слова, для обозначения подобной ситуации. Наш профессиональный опыт заставляет нас отмести термин «замещающие родители». Он не отражает ситуацию, которая складывается в приемной семье. Задача приемной семьи - дополнить то, что биологические родители не могут сделать для своего ребенка, дополнить их функциональную недостаточность. Но она не заменяет, вот что важно, природных биологических родителей, она восполняет то, что биологические родители по разным причинам не могут сделать.

Я какое-то внимание уделю примерам. Мне вспоминается мать мальчика. Мальчику было три года, его мать была психически больна. Но она не принимала своей болезни, отрицала ее, настаивая на том, что она здоровая. Однако, с момента рождения ребенка, она показала всему окружению, что не способна заниматься ребенком. Речь не шла о том, что она его не любила. Она все время была с ребенком. Она держала его в своих объятьях, даже слишком сильно обнимала его. Но не могла понять, что малыш имеет определенные физиологические потребности, что ему, например, надо регулярно давать соску. Этого она не понимала. Так же она не могла усвоить, как надо реагировать на плач ребенка. Это ее пугало. Она не могла правильно реагировать, не могла подумать, что нужно поменять ему пеленки, что он мокрый. Часто мы сталкиваемся с тем, что некоторые женщины не могут ответить на самые простые, примитивные нужды ребенка, даже если они его любят. Такая ситуация требует принятия решения, об изъятии ребенка, потому что, несмотря на всю предлагаемую помощь, такая женщина, такая мать, в конечном итоге не может выполнить свою роль, по воспитанию ребенка. Такой ребенок будет доверен приемной семье, которая должна выполнять банальные функции, обеспечивающие нормальное развитие ребенка. Когда ребенок попадает в приемную семью в подобной ситуации, даже если он был отобран у матери рано, в три года, тем не менее он уже отмечен своими контактами с ней. У него уже есть привязанность к своей матери, сформировавшаяся в течение первых трех лет жизни, несмотря на то, что она не могла им заниматься как следует. Поэтому, приходя в новую семью, он уже несет в себе воспоминания о своей прошлой жизни.

Я могла бы обратиться к другим примерам, когда родители ребенка имеют не психическое заболевание, а другие трудности, такие как токсикомания, алкоголизм, требующие защиты ребенка от возникающих в связи с ними опасностей. Ребенок должен быть защищен от затруднений, которые испытывают эти родители. Тот факт, что приемная семья не заменяет кровных родителей, очень важен для аффективного, психологического развития ребенка. Хочу еще раз подчеркнуть один очень значимый аспект.

Когда ребенок попадает в приемную семью, то думает, что его разлучили с родителями. Все дети, которыми мы занимаемся, реагируют подобным образом. Они считают, что какие-то посторонние нехорошие люди разлучили их с кровными родителями.

Они не видят причину произошедшего в том, что их кровные родители плохо ими занимались, или даже дурно с ними обращались, просто били их. У ребенка нет ощущения, что у него плохие родители, он себя ощущает плохим. Ребенок испытывает чувство вины и считает, что именно он плох, поэтому его кровные родители его били и расстались с ним. Ни в какой ситуации, ребенок не думает, что его кровные родители были ответственны за этот разрыв, что они были виновны в разрыве. Ребенок считает, что
это он виноват в этом разрыве. Ребенок, я говорила уже это неоднократно, очень привязан к кровным родителям, он принадлежит им, и его родители ему тоже принадлежат. Здесь я говорю о психологической реальности, но это также и юридический факт. Эти переживания у детей внутри, и они могут не высказывать их. Дети не говорят об этом, но они эту реальность очень хорошо ощущают, даже когда они еще очень маленькие. Они знают, что их родители имеют на них права, и сохраняют эти права. Разлука с кровными родителями является, несомненно, жизненно важным фактором для развития детей.

Крестьен уже говорил об этом вчера. В тот момент, когда ребенка разлучают с его кровными родителями, у него возникает ощущение потери, утраты, которая вызовет большие трудности почти во всех случаях. Это событие вызовет серьезные переживания, тоску, тревогу. Мы называем это состояние тоской от расставания. От приемной семьи потребуется, чтобы она поступала с ребенком естественно, обращалась с этим ребенком, как с собственными детьми, оставив ему, тем не менее, его кровных родителей.

Уважение ценностей приёмной семьи и биологической семьи. Когда мы помещаем ребенка в приемную семью, то семья принимает его у себя, со всем тем, что она имеет у себя. Ни одна семья не похожа на другую, в каждой семье свой собственный порядок, свои собственные ценности, которые сложились еще до приема ребенка. Вопрос семейных ценностей очень важен, потому что именно это укрепляет семью, объединяет ее.

Каковы бы ни были ценности приемных семей, мы требуем от них не отказывать в тех подарках, которые приходят из кровной семьи ребенка. Мы это записываем в договоре. Мы говорим им: даже если вы не согласны, даже если вы считаете, что то, что получит ребенок от своих кровных родителей, дурно скажется на нем, нужно позволить ребенку принимать такие подарки. Однажды, в нашей практике, мама послала дочери свои срезанные волосы в конверте в качестве сувенира. Приемная семья считала, что для девочки волосы ее матери - это очень тревожный подарок, который нарушает ее спокойствие в семье. Тем не менее, нужно было как-то работать с приемной семьей, чтобы объяснить ей: «Может быть, вы считаете, что это источник тревоги для ребенка, но это принадлежит ее матери, это ее мать решила послать ей такой подарок, поэтому мы не можем лишить ребенка такой возможности, даже если нам взрослым это кажется совершенно неуместным, ставящим ребенка перед сложной проблемой.
Можно привести другие примеры дискуссии, которые у нас могут быть с приемной семьей по поводу тех предметов, которые дети получают от своих кровных родителей. Мы обсуждаем с ними каким образом защищать ребенка, помогая ему правильно воспринимать то, что к нему приходит из его кровной семьи.
Я привела пример предмета, который передала мать. Но есть другие примеры, примеры религиозного характера. С самого начала, когда мы передаем ребенка в приемную семью, мы просим, чтобы семья уважала все религиозные ценности биологических родителей. В виде документально-оформленного соглашения мы формулируем и требуем то, что нужно соблюдать относительно биологических родителей. Нужно уважать место, которое занимают биологические родители в жизни ребенка. Я говорю все это, чтобы показать определенное сочленение: с одной стороны, у ребенка есть кровные родители, с другой стороны - приемная семья обеспечивает определенную родительскую функцию, и эта функция ограничивается во времени. Это значит, что рядом с семейным пространством есть профессиональное пространство, которое в данный момент обеспечивается обществом, службой, сопровождающей устройство ребенка в семью. Этот аспект, конечно, связан с профессиональным аспектом приемной семьи, с тем фактом, что быть приемной семьей это - профессия, но не такая, как все остальные профессии. В случае помещения ребенка в семью сосуществуют одновременно два обстоятельства: Во-первых, для ребенка это - семья; во-вторых, это профессиональная воспитательная среда.

3. Профессионализация приёмной семьи.

Так как кровные родители не могут исполнить свои родительские функции по отношению к ребенку, общество принимает решение, что другие люди будут выполнять родительские функции по отношению к этому ребенку. Это общественное решение и является базой для профессионализации приемной семьи.

Приемная семья должна представлять сложившуюся ситуацию следующим образом: мы действуем так, как поступили бы кровные родители, но мы осуществляем заказ общества, свой долг по отношению к этому ребенку.

В 2005 году, во Франции был принят закон, утвердивший профессию приемных родителей. Эта профессия получила наименование «Семейный ассистент». Семейный ассистент, как всякий профессионал, для исполнения своей деятельности, должен иметь диплом по этой профессии.

Для Франции - это большое событие. Результатом появления такого диплома является то, что приемные семьи стали профессиональными, они теперь на сто процентов социальные работники, как любой другой социальный работник Франции. Надо подчеркнуть, что повышая свой уровень профессионализма, приёмные семьи тем самым усиливают свою требовательность по отношению к специалистам, сопровождающим эти семьи. Следовательно, профессионализация приемной семьи заставляет нас, т.е. команду, сопровождающую семейное устройство ребенка, еще раз задуматься и изменить наше поведение в процессе помещения ребенка.

Средства, предлагаемые приемной семье обществом. Приемная семья будет опираться на свои собственные семейные ресурсы, но она также будет опираться и на те средства, на ту поддержку, те границы, которые ей определит общество.

В чем выражаются эта поддержка и эти границы?

- В заработной плате.

- В различных материальных компенсациях расходов по содержанию ребенка.

- В правах и обязательствах, которые имеет приемная семья по отношению к доверяемому ей ребенку.

- В границах, которые определяет приемной семье сопровождающая служба, и которые основываются, прежде всего на том, что у ребенка есть его кровные родители с неутраченными родительскими правами.

- В сопровождении приемной семьи профессионалами, т.е. в совместном воспитании ребенка, совместной заботе о нем. Когда общество решает поместить ребенка в приемную семью, чтобы она компенсировала то, чего не могут дать биологические родители, оно (общество) сразу берет на себя обязательство не оставлять эту приемную семью один на один со всеми сложностями, которые могут возникнуть при принятии ребенка. Эти общественные обязательства по отношению к приемной семье и выполняет, прежде всего, сопровождающая команда профессионалов. Семья, принимая такого ребенка, будет выполнять определенную профессиональную работу, следовательно, нужно помогать этой семье, сопровождать ее, чтобы она в выполнении этой профессиональной задачи не осталась один на один с трудностями. Сопровождение приемной семьи - это обязательство со стороны всей команды. Необходимо поддерживать и приемную семью, и ребенка, который вводится в эту семью. Мы не можем передать ребенка в семью, и потом время от времени справляться, как он поживает. Нет, мы доверяем ребенка приемной семье и вместе с приемной семьей занимаемся ребенком, заботимся о нем. Семья занимается ребенком, выполняя родительские функции, а мы занимаемся этим ребенком как специалисты: помогаем разрешить трудности в жизни ребенка, у которого две семьи, который должен жить в такой сложной ситуации.

Одновременно, не смотря на зарплату, обучение, поддержку, осуществляемую сопровождающими специалистами, невозможно сказать, что в семейном устройстве ребёнка нет никакого риска. Мы не можем дать полной гарантии и приемной семье, гарантировать, обеспечить полностью уверенность, что всё пройдет обязательно успешно. Мы вместе рискуем (может, слово «рискуем» не совсем подходит - трудно подобрать термин). И служба, и семья, вместе включаются в процесс, целью которого является осуществление нормального существования ребенка. С самого начала мы заявляем семье, что будет трудно. Мы не упрощаем ситуацию, мы говорим о трудностях. Мы говорим, что у нас нет уверенности, что мы преуспеем в этом начинании. Мы будем вместе стараться, и посмотрим, что это даст.

Мотивация приемных семей.

Во Франции, мотивация приемных семей остается не всегда понятной, ее трудно объективировать, сложно рационально объяснить. Часто она связана с аффективным прошлым семьи, и, в частности, матери. Часто наблюдается желание репарации чувства любви к детям, желания любить и воспитывать детей.

Часто мотивация связана с возможностью сочетать семейную жизнь и профессиональную деятельность: «Я хочу заниматься этой профессией, стать приемной матерью потому, что это будет профессией, которая позволит мне быть у себя дома и больше заниматься и своими детьми».

Интересно, что зарплата занимает здесь второстепенное место. Приемные семьи крайне редко имеют какие-то возражения или требуют чего-то большего по отношению к положенной зарплате. Часто у них возникает мысль, что это может быть не совсем морально, не совсем этично получать зарплату за то, что они выполняют родительские функции. Это не всегда говорится вслух, но, тем не менее, мы чувствуем это. Мы, члены сопровождающей команды, говорим: «Зарплата обязательна, потому что речь идет о работе, а каждая работа должна быть оплачена, каждый труд оплачивается. Безусловно, вы - родители, и вы будете действовать так, как будто это ваш ребенок, но все-таки вам это поручило общество, оно наняло вас, поэтому вы должны получать зарплату». Роли как бы меняются, мы настаиваем, что семьи должны получать зарплату, для нас это очень важно.

Обучение.

Во Франции, мы начинаем обучение приемных семей лишь в тот момент, когда они уже приняли ребенка. Для нас процесс обучения не предполагает каких-то специальных профессиональных знаний, какой-то компетенции, как, например, обучение инженера или обучение психолога. Цель обучения - помочь приемной семье правильно отреагировать на трудности, которые им встретятся. Приёмный ребенок - не их ребенок, а ребенок, имеющий своих собственных родителей.

Мы их учим, как обращаться с ребенком, как его воспитывать, как дать нормальную жизнь ребенку, у которого есть свои родители, который разделен, разрывается между двумя семьями, который попал в трудную ситуацию, и поэтому помещен в другую семью, у которого складываются привязанности и с биологической, и с приемной семьей.

Как примирить между собой эти две роли: семейную и профессиональную?
Я подчеркну, что очень важными являются:

- так называемое «Третье лицо"»,

- установление связей между всеми действующими лицами и событиями в жизни приемной семьи и приемного ребенка.

«Третье лицо». Основная роль «третьего лица» - позволять всем (приёмной семье, ребёнку, социальной службе, кровным родителям) установить необходимые границы в сложившейся ситуации, обеспечить безопасную дистанцию между приемной семьей, ребенком и его кровными родителями.

Кто или что играет роль «третьего лица»?

- Эту роль исполняет служба сопровождения, которая помещает ребенка в семью. Для того, чтобы приемная семья обеспечила исполнение своей родительской роли, не присваивая себе ребенка, оторвав его от кровных родителей, команда профессионалов играет важную роль «третьего лица» (посредника) между этим ребенком и приемной семьей.

Дети, у которых было особое прошлое с их кровными родителями, конечно, будут вынуждать приемную семью вести себя соответствующим образом. Часто эти дети чувствуют себя брошенными. Они переживают травму, связанную с тем, что их бросили. Они живут с чувством оставленности своими родителями и, когда они пребывают в приемную семью, они подталкивают эту семью к тому, чтобы та попыталась их присвоить. Случается так, что не столько приемная семья хочет присвоить ребенка, сколько ребенок сам своим поведением подталкивает приемных родителей к тому, чтобы они занимались им значительно больше, чем своими собственными детьми. Приемные семьи, у которых все хорошо проходило со своими собственными детьми, вдруг оказываются с приемными детьми в очень сложных для них отношениях. Вчера в примерах, которые вы приводили, в частности говорилось о приемной семье, которая оплатила частную школу для ребенка даже в противоположность советам социальной службы. Мы знаем случаи, когда приемные семьи способны купить приемному ребенку кое-что, хотя у них нет особых средств для этого, они обязательно хотят дать все этому ребенку, во всем его удовлетворить. Мы встречаем практически во всех ситуациях желание приемных родителей максимально удовлетворить потребности ребенка не из-за того, что они так всегда себя ведут, просто ребенок их к этому подталкивает.

Важно понять, что ребенок подводит приемную семью к тому, чтобы та вела себя определенным образом. И тут очень важно, чтобы команда профессионалов сыграла определенную роль, стала посредником (мы во Франции используем термин «третье лицо»). Не знаю, насколько правильно он выражает эту ситуацию в переводе. Команда должна быть здесь всегда для того, чтобы позволить приемной семье оставаться самой собой, и чтобы ребенок не слишком уж подталкивал приемную семью к таким отношениям, которые будут частично копировать взаимоотношения, которые у него были в кровной семье. Команда профессионалов очень важна, чтобы помочь приемной семье слегка дистанцироваться и иначе отвечать на запросы ребенка, чем его кровные родители. Поэтому я определяю команду специалистов как «третье лицо».

Роль «третьего лица» играет также среда других приемных родителей. В ходе профессиональной подготовки (лекций, тренингов) приемные родители общаются между собой. Они делятся впечатлениями: «Твой ребенок - такой, мой – такой». Разговаривая с коллегами, с другими приемными семьями о повседневных трудностях, которые встречаются в воспитании детей, о том, что их волнует, семьи имеют возможность несколько дистанцироваться от повседневных проблем, немножко успокоиться, расширить свой кругозор. Установление связей между всеми действующими лицами и событиями в жизни приемной семьи и приемного ребенка.

Когда есть семья, есть ребенок, есть сопровождающая служба, есть кровные родители ребенка, что образует связь между ними?

Образовать такую связь дает возможность профессиональная подготовка.
Она заставляет приемную семью размышлять над теми трудностями, с которыми она сталкивается, задавать себе, например, такие вопросы:

- Что представляют для приемного ребенка его кровные родители?

- Почему у него такое чувство принадлежности к его собственным кровным родителям?

Все эти вопросы естественно связаны с ситуацией приема. Это не отвлеченные вопросы, независимые от ситуации, в которой оказывается приемная семья. Они возникают именно от того, что она - приёмная семья, и вынуждена жить с этим ребенком, проживать (решать) проблемы и вместе с ним. Подготовка позволяет образовать связь семейного и профессионального начала. Позволяет особым образом говорить о том, с чем столкнется семья, повседневно воспитывая приемного ребенка.

Оплата для приемной семьи также образует связь между частью семейной и частью профессиональной. Именно это позволяет сказать: «Да, вы принимаете ребенка, и за этот прием, так как это - ваша профессия, ваш труд, вы заслуживаете оплаты».

Значит, и подготовка (среда коллег, особая атмосфера), и команда специалистов играют особую посредническую роль, образуют «третье лицо», формируют связь между семейной и профессиональной стороной. Я, в частности, здесь думаю о вопросах, которые возникают между приемной семьей и командой сопровождения по поводу семейной истории ребенка: как ребенок жил раньше? какие у него были кровные родители? что с ним было? как это происходило? что происходит, когда ребенок встречается со своими кровными родителями, что он ощущает?

По всем этим вопросам команда профессионалов играет роль посредника, «третьего лица», и позволяет приемной семье образовать связь между своими ощущениями, между своими знаниями, образовать связь с тем, что они знают о жизни ребенка до помещения в их семью о его родителях. Кроме того, команда профессионалов позволяет образовать связь приемной семьи с тем, что ребенок говорит команде специалистов и что он не говорит приемной семье, потому что специалистам он может рассказать о чем-то другом, иначе поделиться с ними своей озабоченностью, иначе задать вопросы о своих потребностях. Поэтому команда может позволить установить связь между тем, как живет приемная семья и что ощущает ребенок.

В заключение еще несколько слов о рисках.

Риск для приемного ребенка, безусловно, есть огромный риск. Я думаю, что в течение всего своего выступления дала понять, как все это сложно, трудно, но в тоже самое время, мы убеждены, что для некоторых детей возможность быть принятыми в приемной семье - это единственное средство, позволяющее им восстановить себя, свою личность. Я глубоко убеждена в этом. Риск есть, и надо пытаться избегать этого риска. Конечно, для ребенка это, в первую очередь, риск разрыва с приемной семьей, риск снова попасть в эту спираль: он привязался к приемной семье и вдруг все рухнуло. Очень часто так происходит, ребенок чувствует ответственность, он обвиняет себя в том, что снова оказывается покинутым, брошенным. Иногда он ждет, что у него снова будет эта травма. Он провоцирует конфликты, чтобы показать и проверить, что его невозможно любить. Очень опасен риск умножения подобных разрывов, когда ребенок проживает подряд несколько травм.

Устройство в новую приемную семью - опять разрыв. Чем больше помещений, тем больше страданий ребенку, тем больше его нарушения будут усиливаться, усугубляться. Подобная ситуация сложна, и мы должны приложить все усилия, приложить всю нашу энергию, чтобы попытаться максимально избежать риска нового разрыва ребенка с приемной семьей.

Есть также риск и для самой приемной семьи. Когда прием ребенка проваливается, этот риск оборачивается для некоторых приемных семей травмой. Бывают случаи, когда приемные семьи очень тяжело оправляются после подобного краха отношений. Они чувствуют себя ранеными, у них возникает депрессия, реальная депрессия, потому что они вложили силы, и вдруг такая неудача. Здесь нельзя недооценивать аффективную ангажированность, которую приемная семья вкладывает, когда она принимает ребенка.

Есть также риск для самой семейной пары. У нас были случаи, когда семьи распадались, разводились. Есть также риск для кровных детей, потому что у них могут возникнуть сложности со школой, школьным образованием после появления приемного ребенка, могут возникнуть другие виды сложностей.

По отношению к этим рискам у нас, во Франции, нет никаких готовых рецептов. Мы знаем, что эта ситуация очень сложна. Мы не думаем, что есть какие-то средства, которые позволяют во всех случаях обеспечить успех снятия всех рисков. Мы находимся в процессе, где мы сами, вместе с приемной семьей, берем ответственность, принимаем на себя такой же риск. Единственная «путеводная нить», которая у нас есть - это то, что общая работа команды профессионалов и приемной семьи позволяет не оставаться один на один со сложностями. Мы вместе, мы не один на один с парадоксами в этой сложной ситуации семейного устройства. Мы не находимся один на один во власти наших представлений, нашей идеологии, т.к. мы все вместе обсуждаем ситуацию. Приемная семья не несет весь груз сложностей. Команда профессионалов разделяет с ней, берет на себя часть этих проблем. Мы все вместе, опираясь друг на друга, размышляем, чтобы избегать попадания в ошибки, которые неизбежны, которые присущи семейному устройству.

 

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии