05 сентября 2014

Как избежать дедовщины в детдоме

 

На прошлой неделе в одном из интернатов Екатеринбурга в очередной раз прокуратура выявила, что сотрудник учреждения, кстати, сам бывший воспитанник этого же интерната, не только колотил младших сирот, но и принуждал детей к действиям сексуального характера.

Меня тут же позвали на одно из ТВ, где ведущая говорила о том, что это некий особый случай — дедовщина в сиротском учреждении. Не знаю, о каком особом случае шла речь, но то, что жестокость в детских домах — это норма, факт, пришедший к нам из советского прошлого, продолжает калечить детей-сирот.

Причем неясно, как человек без образования может работать в сиротском учреждении. Жесткость в детском доме — это в том числе и ответ самих детей на ту жестокость, на которую их обрекло государство, отправив из семьи в казенные стены и кровати, лишив и детства и будущего.

Жестокость может только породить то, чем само является. И все это имеет под собой определенный исторический контекст.

 Дедовщина в детских домах была и будет, пока есть эта устарелая система поддержки детей, от которых отказались родители

Так чем же эта система устарела и почему в ней продолжается детство у тысяч детей-сирот?

В тех же советских детдомах — а я был во многих их них — мы уже знали, что в том или этом учреждении дедовщина такая, а в другом более изощренная. А так как мы ничего поправить не могли, когда нас туда отправляли, молились, чтобы не попасть в те, где дедовщина поощрялась администрацией. Значит, был полный беспредел во взаимоотношениях детей. И тот, кто становился старшим, подхватывал это жесткое знамя. Так сложилась традиция дедовщины в сиротских учреждениях. Сегодня детские дома и школы-интернаты продолжают жить по этим заповедям: если не справляемся с детьми, подключаем старших или психиатрическую лечебницу.

 Чаще всего коллектив детского дома — это женщины в возрасте от 45 лет и старше, не имеющие специального образования, чтобы работать качественно и профессионально. Учитывая, что из учебных заведений в сиротские учреждения у нас специалисты не идут, а еще их попросту нет, то рядом с детьми-сиротами часто оказываются те, кто не имеет не только образования, но больше не пригодился нигде. В сиротское учреждение можно устроится без профессионального отбора, учитывая малую зарплату и отсутствие вообще каких-либо требований к таким работникам, что в детский дом берут всех подряд. Благо текучка весьма велика. Идут бывшие военные, милиционеры, сотрудницы магазинов и общепита.

 В системе воспитания сирот никогда не было запроса на специалистов, нет их и сейчас, так как для этого нужны новые специальности, методическое и материальное обеспечение

Директора этих учреждений — цари и боги, от них зависит все, зачастую  они, даже не имея специального педагогического, менеджерского образования и опыта, руководят детским домом фактически исходя из личных представлений. Система не отвечает за то, что она делает и какого выпускника готовит к будущей жизни.

А это означает еще и то, что дети-сироты априори на выходе не имеют достаточных знаний, чтобы жить самостоятельно. Такая задача перед сиротским учреждением может быть и стоит, но выполнить оно это физически не может: кадровый вопрос тут как раз и западает.

Между тем детский дом как норма просто обязан работать на самоликвидацию, и вся система должна и обязана работать на то, чтобы ребенок вернулся в родную семью или попал в новую. И опять некому это выполнить, детский дом — место временного хранения детей-сирот. Дальше это уже их проблемы и тех, кто потом будет пытаться им помогать встроиться в жизнь. Часто в детские учреждения берут бывших воспитанников, для того чтобы управлять через них детским коллективом. Именно они становятся надсмотрщиками над детьми, которых последние боятся. Бывшие воспитанники вышли из стен этого же учреждения и знают правила и имеют полномочия в том числе и мордовать детей.

 Сегодня можно смело говорить о том, что самая опекаемая социальная группа страны — это дети-сироты. В учреждения толпами ходят добровольцы, спонсоры. Только ленивый в социальных сетях чего-нибудь им не собирает. Детей-сирот всем жалко, вот только эта жалость никак им не помогает, а, наоборот, превращает их в иждивенцев и гедонистов. И именно они чаще всего доводят детей до ручки, не понимания, почему им столько внимания и даров. Дети выходят из стен детского дома с ощущением некой избранности, и это затем превращает их в пожизненных благополучателей.

 Они уже не могут активировать свою волю трудится, в них западают обычные кластеры самоучастия. Они превращаются в гусениц, которые некогда кушали спонсорские сочные листочки и вдруг оказались в пустыни, где уже нет тех подношений, которыми их щедро заваливали. И то, что затем дети-сироты весьма дороги в вопросах адаптации, именно и потому, что сначала система нанесла им этот иждивенческий урон, затем дарители добавили в копилку их безделья свое. И что характерно, они реально любят детей-сирот, хотят им лучшего, только это лучшее совсем не то, что им надо. И получается, что много энергии уходит на сбор подарков и организацию танцев для спонсоров, но так мало реального участия в жизни детей, которым остро нужен конкретный человек или даже семья.

Что же нужно сделать для этих детей, чтобы, действительно, они могли встроиться в систему общества?

То, что директор детского учреждения просто обязан заниматься тем, чтобы устраивать сирот в семьи уже говорилось, именно для этого он занимает эту должность. Но опять же вопрос кадровый, так как перед директорами никто не ставит таких задач. Они просто управляют детским учреждением, вместо того чтобы управлять процессом, при котором готовят детей в семьи, ищут им приемных родителей, занимаются пропагандой устройства сирот в семьи, а затем сопровождают эти семьи, так как имеют для этого как раз то влияние, которое так необходимо ребенку на первых порах в новой жизни.

 Такой опыт есть у Марии Терновской, бывшего директора 19-го детского дома, в котором почти 90% детей жили в семьях патронатных воспитателей. Сейчас она возглавляет центр “Про Мама” который продолжает работать над тем, чтобы дети-сироты уходили в семьи. В основе ее работы качественный и профессиональный подбор родителя ребенку-сироте, не привычное желание приемного родителя взять красивого сиротку, а на основании оценки ресурсов родителя и ребенка психологом. Это разительно отличается от нынешних технологий, когда родители действуют не от запроса ребенка и своих возможностей, а именно потому, что хочется ребеночка с голубыми глазами. Для этого проводится супервизия как родителя, так и ребенка.

 К ее опыту уже возвращаются, так как маленьких сирот разбирают быстро, а вот со старшими существует большая проблема: мало кто может и часто готов брать детей-сирот из стен детского дома.

И опять же в задаче директора центра семейного устройства детей в том числе должна стоять цель как можно раньше отправить сироту в семью, чтобы он не успел встретится и со спонсорами, и нарастающим в нем сиротским «я».

Именно за такую работу нужно поощрять коллектив детских домов, а не за то, что в тумбочке сироты лежит и сколько в детском доме плазменных панелей.

 

Детский дом не должен цвести пышным цветом за счет детей-сирот, он должен и обязан избавить их от этого трудного и «соленого детства»

Конечно, сиротские учреждения не готовы к таким переменам, но они уже есть. К примеру, в той же Москве название «детский дом» скоро встретить будет нельзя.

Министр социальной защиты населения Москвы Владимир Петросян это осознал, и в Москве очень стараются избавиться от советского стигматизированного прошлого - детского дома.

Вместе со всем этим уйдет и жесткость и другие неприятные моменты в жизни детей и в жизни тех, кто часто не может им помочь ввиду отсутствия компетенции.

И только семья в разных формах может сделать невозможное — вернуть детям то детство, которое поможет им завтра стать гражданином своей страны. Для этого необходимо всеобщее понимание и поддержка на всех уровнях власти и общества. Чтобы детский дом как норма нашей жизни исчез с лица земли. И когда я 15 лет назад говорил, что это возможно, рядом были те, кто говорил, что это утопия. Но если верить и делать, то многое можно сдвинуть с мертвой точки. Главное, не останавливаться, понимая, что тем самым мы реально спасаем детей от странного и казенного детства.

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии