23 сентября 2014

Как стать наставником сиротам?

 

Крупная государственная компания обратилась ко мне с просьбой написать программу по наставничеству над воспитанниками нескольких детских домов. Для меня это весьма важное задание: появилась реальная возможность систематизировать свой богатый опыт.

Но главное — компания ставит перед собой задачу не просто создать очередной проект социального ивента, когда трудности сирот используют для сплочения своей команды. Цель — запустить работающий социальный лифт для сирот. Специалисты и добровольцы будут включаться в жизнь ребенка еще в детском доме (что весьма важно), но и после выпуска не оставят. Компания будет помогать сиротам-выпускникам встроиться во взрослую жизнь, предоставление рабочие места на своих предприятиях.

 

Подобный метод широко использовали в СССР, он имел определенную эффективность. Однако в те времена практически весь маршрут жизни ребенка проходил по одной траектории: детдом — завод — общежитие, а если ребенок заканчивал институт, то ему представлялось рабочее место.

Сегодня у выпускников есть возможность самостоятельно выбрать свою судьбу, есть варианты. Но при этом качественного сопровождения и наставничества получить практически невозможно. А без него свобода выбора для сирот оборачивается отсутствием всякого выбора. Страна живет по новым законам, слабым здесь не место. А дети-сироты априори слабые. За работу приходится в прямом смысле сражаться, но они к этому не готовы. Плюс, на мой взгляд, погоня за вакансиями менеджеров и юристов привела к тому, что рабочие специальности нынче не в чести. Хотя я для начала закончил ПТУ, работал на заводе, не имея возможность сразу поступить в университет. И лишь потом получил свои высшие образования. Ничего — не пропал.

Самый прямой и простой путь иногда действительно оказывается самым простым и прямым. Директор одного частного детского дома Андрей Негомодзянов говорит, что у его воспитанников нет проблем с трудоустройством благодаря тому, что детский дом поддерживает железобетонный завод.

Помочь найти правильный путь, подготовить к дороге и показать первые шаги — вот задача наставничества. Если убрать любой из этих пунктов, система может дать сбой. Между тем у большинства добровольческих организаций нет комплексных программ сопровождения сирот: поддержать ребенка еще в системе детского дома, а затем сопроводить его до рабочего места, через обучение в учреждении, в котором заинтересован и сам воспитанник, так и работодатель, дающий при этом социальные гарантии трудоустройства. Именно важность социальных гарантий выходит сегодня на первый план: работодатели всячески стараются избавиться соискателей-детдомовцев. И не без оснований. Очень часто детдомовцы получают диплом колледжа исключительно из жалости, из-за особого отношения к сиротскому статусу. Они почти не посещают занятия, сбегают жить в свой привычный детский дом. А работодателю не нужны слабые сотрудники, и получив опыт работы с выпускниками детдомов, они через некоторые время уклоняются от предложений взять в свои коллективы детей-сирот. Сироты тоже не всегда заинтересованы. В Москве, например, после того как ребенок-сирота на полгода встает на биржу как неработящий и получает пособие в шестьдесят тысяч, заставить его работать за пятнадцать тысяч не сможет уже никто.

В общем задача двоякая: с одной стороны, найти непредвзятого работодателя, а с другой стороны — найти мотивации для сироты прилежно учиться и старательно работать. Ура-добровольцы такой фокус проделать не способны: они приходят в детдом с желанием просто побыть рядом с сироткой.

Специалист-наставник работает иначе — через личное взаимодействие планомерно выстраивает сироте индивидуальный маршрут. Подключает ребенка к уже имеющимся личным достижением. Определяет систему взаимодействия, решает вместе с ребенком его трудности, поддерживает, направляет, способствует. При этом ребенок узнает о том, что наставник тоже прошел определенный путь, где-то учился, устаивался на работу и теперь работает. Внешний наставник показывает воспитаннику свое рабочее место, рассказывает о тонкостях своей работы, нюансах.

Важно, чтобы у ребенка появлялся образчик и лекало успеха, причем не добровольца, который часто еще сам не знает чего хочет от жизни, а состоявшегося в жизни человека, специалиста. Такой наставник через определенное время становится значимым взрослым для ребенка. Также важно, что есть индивидуальный план сотрудничестве между ребенком и наставником, есть просчитанная периодичность встреч и алгоритмы взаимодействия. Как в реальном мире, так и виртуальном — учитывая значение социальных сетей сегодня.

Ребенку также важно, что перед ним продолжительное время один и тот же человек. Наставник начал общение в детском доме, где узнал все плюсы и минусы ребенка, и сможет использовать эти знания для работы с ребенком в новом учебном заведении. Знакомые друг с другом, доверяющие друг другу, они могут двигаться вместе и дальше. Вопрос преемственности и доверия — то самое важное, чего не хватает большинству работающих с детьми добровольцев. Сегодня они есть, завтра пришел новые, ребенок не успевает закрепиться за кем бы то ни было, получить важную перспективную коммуникацию. Каждый раз все по новой. Трудно и ребенку и тому, кто его опекает.

Внешний наставник не действует отдельно, он активно выстраивает работу и с внутренним наставником-вопитателем — сотрудником детского дома. Они не только обмениваются качественной информацией о жизни подопечного, но и вместе строят планы по поддержке ребенка. Совместный план работы внешнего и внутреннего наставника — важно. Это повышает эффективность работы с воспитанником. Тут нет места заигрыванию, подыгрыванию и сентиментальной жалости к ребенку. В определенное время приходит наставник, получает обратную связь, и действует согласно оговоренному плану, чтобы выработать у опекаемого алгоритмы поведения не только во время развлекательных походов в кино да кафе, но и в обыденных делах.

Основная задача большинства добровольцев — развлекать. Такая опека развращает сироту, делает из него гедониста в кубе. В этом смысле внешний наставник, имеющий план работы, четкое видение дальнейших шагов более полезен. Помимо посещений музеев, театров и других важных присутственных мест, внешний наставник показывает и свою личную жизнь. В реальном естестестве: от рабочего места до посещения магазинов, уборки квартиры и оплаты коммунальных платежей.

Подсмотреть настающую взрослую жизнь — как раз то, что может дать внешний наставник сироте. Маленькому человеку, который не по своей воле остался без значимого взрослого. Без примера, который позволил бы ему быть готовым к самостоятельной жизни.

Безусловно, чтобы сделать эффективным проект госкомпании, с рассказа о котором я начал этот текст, требуется учить и наставника, и ребенка. Но это стоит того. Благотворительные траты компании станут не просто тратами, а социальными инвестициями. Компания получит хорошего лояльного работника, а выпускник детдома не будет бояться жить дальше. Он рабатает на предприятии, умеет жить самостоятельно, обзавелся семьей и растит своих детей. Он стал полноценным членом общества, а не источником социальной напряженности. Что выгодно уже всем нам.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии