29 августа 2014

Год моей надежды

 

Все смешалось в уходящем году. Крики в телевизионных эфирах, бравурные марши господина Астахова и его «детского спецназа». То тут то там падают тела добровольцев, скошенных обвинениями в педофилии, лишь бы те не могли вытащить из стен сиротских укреплений хоть кого-то. За каждого сироту, живущего за стенами замка, служители системы получают недюжее количество провианта и других благ — почетных грамот и орденов.

Дети наблюдают за этой войной из своих оконец, нередко бросаясь в атаку спасая свои оковы, бросая камни в тех, кто хочет им иной жизни. Накрученные персоналом и верящие, что это их дом, без которого они пропадут. Прикованные к этой жуткой системе, они готовы на все, так как им тоже много чего перепадает от генералитета, который ловко манипулирует добрыми и милосердными людьми, не понимающими, что все их вложения — не в коня корм. Искалечив длительным проживанием за забором, сиротская система выплевывает детей на дорогу, на которой они часто уже не могут распрямить свои колени. Так и ползут вперед, до первого контрольного выстрела незнакомой проблемой. Эти убийственные проблемы — жилье, работа, семья, безопасность, будущее. Такие важные для раненого столетней войной солдата. И поставка бойцов будет продолжаться и впредь.

СМИ каждый день передают сводки с полей сражений, но стены сиротских учреждений не никак не рушатся. Более того, системе удается не подпускать на пушечный выстрел всех, кто так или иначе участвует в этом штурме.

С одной стороны воюет никем не возглавляемая горстка борцов за права детей с другой стороны — армия системы во главе с самим генералиссимусом. И так давно, и видимо будет еще долго: хоть обе стороны не берегут патронов, боезапасов осталось много.

Но все-таки у меня есть надежда, что войне наступит конец, так как уже слишком много холмов разбросаны по обе стороны фронта. Многие уже и на той, противной, стороне военных действий понимают, что жизнь имеет цену и детство, как ее важная часть, — в том числе. И маленький, хрупкий майор Наталья Никифорова (главврач Дома ребенка №13 Санкт-Петербурге) подняла свой небольшой флажок над полем битвы, получая удары в спину, в бок и под сердце.

Но если есть один человек, значит будут и другие, важно начать, важно показать, что любовь может зародиться даже там, где ее, как кажется, нет. Потому что именно она, вкупе с совестью, может даже самых кровожадных генералов привести к алтарю милосердия. Потому что израненные души уже никогда не станут жить другими жизнями. И чтобы дать эту надежду, демаркационная нейтральная зона уже цветет, вот только нужно воткнуть штык в землю. И будет мир, свобода и любовь. Как-то верится под Новый год.

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии