22 сентября 2014

Практикум. Пополнение в семье, часть 1.

 

Пополнение в семье, часть 1

 

Пополнение в семье может быть разным.  Например:

− у нас скоро родится младенец

− мы скоро принесем или приведем в дом маленького человека, который почему-то родился в другом месте

− у мамы скоро появится новый муж

Последнее ведь тоже можно отнести к пополнению семьи?

Тогда начнем сначала, я первого варианта.

Мне кажется, самое трудоемкое для мамы, это когда детки рождаются подряд, когда разница в возрасте у них получается небольшой. Тогда старший ребенок еще не очень понимает, что рядом с новорожденным лучше громко не кричать, что нельзя его угощать своими лакомствами, и что хоть и появился у него долгожданный братик или сестренка, но пока еще с ним не очень-то поиграешь.

Это безусловные недостатки. Достоинства же небольшой разницы в возрасте между детьми в том, что следующий ребенок появляется настолько для первого малыша естественно, что ревность, как правило, не успевает зародиться. Конечно, позже, когда дети подрастают вместе, между ними вполне может завязаться конкуренция. Это нормально, но это о другом. Но ревность, мне кажется, чаще всего возникает, когда разница в возрасте у детей составляет больше трех лет. Даже, пожалуй, четырех. В общем, чем ближе к условной осознанности появление второго малыша, тем  возникновение ревности более возможно. Естественно, что из сказанного никак не вытекает, что ревность появится обязательно. Но она тем более вероятна, чем менее мы приучали нашего первого ребенка считаться с кем-нибудь, кроме самого себя.

         Разница в пять лет уже очень удобна, старший ребенок все понимает, он и с погремушкой постоит, и не напугает, и поагукает… Но он может захотеть пожить такой же жизнью, как его новорожденный братик или сестренка. Да, такое бывает, но, к счастью, бывает не у всех, а случается, что доходит до абсурда.  

Даже если маленький старший ребенок, увидев, как заботливо одевают и укутывают малыша, попросит и его одеть так же, родителям можно это сделать и старшего на руках поносить, только комментировать эти действия стоит своеобразно:

− Видишь, какой малыш беспомощный? Он ведь ничего не может, бедняжка! Как он наверное мечтает сейчас побегать, как ты, попрыгать, поиграть! А ему все лежать приходится...Бедный малыш! Давай его пожалеем вместе?

Самое главное, что вот эта начальная ревность, она ведь не то, что перерастет и минует бесследно, если на ее не влиять. Поскольку родители вынуждены с ней считаться, то она нередко укореняется. И перерастает в зависть, которую и так сильно напоминает. То есть, напоминает всегда, это вообще сестры-близнецы . Но в данном случае я имею в виду ситуации, когда старший ребенок хочет вдруг лечь в коляску, пить из соски и требует, чтобы родители агукались с ним. Особенно это плачевно выглядит, когда мечтают о люльке и соске дети лет в шесть-семь, а то и больше. Для меня это поведение является сигналом о том, что отношения в семье между взрослыми и детьми не самые лучшие, и что старшие дети не получают  внимания от родителей именно того качества, в котором  действительно нуждаются.

Если отвлечься немного от нашего времени и перенестись в прошлое, куда-нибудь в середину ХХ века, то к нашему великому удивлению вдруг окажется, что подобных явлений в детстве тех времен практически не было. Почему-то старшие дети почти не завидовали своим новорожденным братикам, а уж тем более не пытались занять их «место под солнцем». Это в городах. А если переехать в глубинку тех времен, в села и деревни, то и любое «почти» отвалится как по волшебству. Не было такого, и быть не могло. А это означает, что есть что-то в современном воспитании, что делает возможным детскую ревность и зависть к младшим. Рассмотрим, что это может быть, по цепочке дальше: воспитание, в любом случае, вытекает из нашего поведения, а поведение из образа мышления и жизни.

Все довольно обыкновенно. Но проговорить все-таки нужно, чтобы предположить хотя бы, что именно в нашей сегодняшней жизни таятся причины ревности и зависти наших старших детей к нашим же малышам.

Конечно, мы можем возразить, и раньше в семьях вырастали завистники. Брались же они откуда-то. Брались, конечно. Но, думаю, «прежние» дети, имеющие четкие обязанности, живущие в иерархической зависимости и уважении к старшим, свое личное старшинство тоже уважать умели. В этом же секрет, что если мы не научим детей уважать нас, они не сумеют уважать себя. Никогда. Произойдет подмена понятий. Нас будут «учитывать», в лучшем случае, с нами будут считаться, в худшем же объявят модное – «я никому ничего не должен» … Впрочем, я надеюсь, что мода к тому времени интеллектуальным выбором мыслящих людей все-таки переменится. А пока именно самоуважение нам и надо постараться прорастить в наших детях с самых их ранних лет. Только не стоит путать самоуважение, которое невозможно без рефлексии личности, с самооценкой, которая вообще ни в чем, кроме собственного прироста, причем, очень часто на ровном месте, не нуждается.

Итак. У нас скоро родится свежий младенец. И мы, едва узнав об этом, начинаем готовить нашего старшего ребенка к событию. Впрочем, мы и раньше дружили с нашим ребенком. Именно дружили! Еще крохой, мы уже уважали его.

− Знаешь, я вот смотрю на тебя и думаю: какое же счастье, что у меня есть ты! Ты когда родился, я еще не очень много знала и умела, получается, что ты – мой главный учитель по тому, как обращаться с малютками! – это можно говорить немного шутливо, но, в общем, достаточно серьезно.

− Конечно, это замечательно, когда в семье не один ребеночек, а больше. Нашей семье очень повезло, что у нас старший ты, ведь я во всем могу положиться на тебя!

− Ты такой помощник у меня, как же это прекрасно! Мне не страшно думать, как я буду справляться с двумя детьми, потому что ты – такой надежный человек!

− Как же тебе повезло, что у тебя будет младшенький!

Это можно подавать по-разному, в зависимости от того, какой была семья у родителей, например:

− Я всю жизнь так хотел иметь кого-то, о ком можно заботиться!

− Я даже просила у мамы, твоей бабушки, родить мне младшую сестричку, но не получилось…

− Я был так счастлив, когда мои родители мне сказали, что у меня будет младшая сестра, твоя тетя… Я сразу поняла, что больше никогда не буду одна!

− А ведь наш новенький малыш будет плакать, капризничать… А мы будем ему помогать успокаиваться, правда? Ты когда крохотной была и плакала, мы тебя носили на ручках и утешали… Маленькому ведь очень трудно, он не может объяснить, что у него болит. Как хорошо, что ты у нас уже можешь сказать, если у тебя что-то не так!

Любую ситуацию мы можем показать с позитивной стороны. Это также точно. как то, что вторая сторона есть у любой медали. И это в наших силах, представить для нашего будущего старшего ребенка в светлых тонах те стороны жизни, которые могут показаться проблемными. Нужно только подумать о том, какие именно проблемы у нас могут быть.

− Бывает, что малыш рождается, и он не очень спокойный, часто плачет. Маме тогда трудно, ведь она не высыпается, устает. Но я знаю, ты меня всегда поддержишь, ведь правда? Вместе мы поможем нашему малышку подрасти, научиться ходить, говорить… Это непростое время, но оно замечательное. Как нам повезло, что мы есть друг у друга!

Наше отношение к любому явлению формируется обстоятельствами, репликами, жестами и взглядами окружающих людей. Все наши реакции в конечном итоге обусловлены множеством причин, и чем большее количество этих причин мы сможем заметить и осознать, тем большее количество обстоятельств мы включим в сферу своей ответственности.

Это только кажется тяжким трудом. На самом деле все наоборот: чем большим умением мы владеем, тем больше обстоятельств готово нам подчиниться. Это так музыканты-виртуозы, посмотрите, как бегают их пальцы по клавишам инструмента. И если мы захотели в нашей жизни не учить ничего большего, чем «собачий вальс», то это наш выбор, но тогда давайте не будем винить слушателей, которым неинтересен наш концерт. Это я к тому, что если наши, обращенные на младенца, глаза будут наполнены нежностью и тревогой, а старшему ребенку, который тоже еще малыш, будет доставаться отмашки, первый малыш не преисполнится счастья.

 «Не мешай», «не шуми», «неужели ты не понимаешь!» или, еще хуже, «оставь меня хоть ты в покое», вот что часто слышат старшие малыши. Тогда и прорастает сквозь наше недомыслие и косность все что угодно, только не любовь, не сочувствие и не желание принять участие в общем процессе. Тогда и выходит из-под наших рук не симфония, а именно "Собачий вальс".

Мы отвечаем за те эмоции, которые выносят из нашей жизни наши дети. Мы отвечаем за неувиденные нами их огорчения, случившиеся от нашего невнимания, за незамеченные нами пренебрежительные жесты или просто равнодушные вздохи на тему своей перегрузки. Чем выше наше родительское мастерство, тем меньше мы встретим неучтенных или нежелательных эмоций в лицах своих детей. Но это не значит, что мы ото всего сложного своих детей оградим − этим мы окажем им медвежью услугу. Это значит, что все у нас будет, как сейчас принято говорить, под контролем. Да, как у хороших музыкантов. Когда никаких усилий, вроде, и не существует.

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии