17 сентября 2014

Практикум. Примеры, на которых мы учимся.

 

В 1964 году в Москве был арестован убийца, называвший себя "Мосгаз". Как-то так случилось, что пока вся эта страшная история длилась, мы, дети, ничего не знали о ней, а когда арест совершился, о Мосгазе заговорили все. И дети испугались. Испугались после того, как опасность миновала.

Бабушка отпускала меня гулять во двор одну. Мы жили на третьем этаже пятиэтажного дома недалеко от метро Арбатская, самый центр Москвы. Но народу тогда в центре было немного, дворы чисты и пусты. Дети могли гулять во дворах и на бульварах, совсем ничего не опасаясь.

Накануне соседи бурно обсуждали убийства, совершенные Мосгазом, и к концу кухонных дебатов я десятилетняя была перепугана насмерть. Ночью я даже кричала, и бабушка − "ши-ши-ши" −будила и успокаивала меня: "Тебе что-то приснилось, все хорошо, спи. Ши-ши-ши..."

Намного позже я узнала, что той ночью бабушка совершила ошибку, которой взрослым совершать нельзя, потому что подобное может посеять в душе ребенка травму, которая потом глубоко запрячется в подсознании. Мы знаем, что дети довольно часто просыпаются по ночам и плачут. Самые маленькие, конечно, не расскажут нам, отчего они так огорчились. И мы утешаем наших детей, берем на руки, что-то им шепчем, прижимаем к себе. Но если с криком среди ночи проснется ребенок постарше, тот, что уже может говорить? Что тогда делать и всегда ли мы ведем себя правильно?

Психология подразделяет такие просыпания с криком на два вида, и называются они:

−ночной  ужас и

− ночной кошмар.

Оказывается, это совершенно разные нарушения сна. И нам, взрослым, вести себя, встречаясь с ночными страхами, нужно по-разному. Особенно важно это именно в общении с детьми, потому что неправильное наше поведение может оставить в психике ребенка глубокий след. И в наших силах это предотвратить.

Чтобы правильно успокоить нашего, проснувшегося с криком ночью, ребенка, нам надо научиться различать эти совершенно разные прерывания сна.

В ночном ужасе ребенок просыпается от какого-то фактора извне. Это может быть крик, другой резкий звук, может быть ветер, резко подувший в лицо, может быть удар ручкой или ножкой при неловком повороте в кроватке. В любом случае, это некое обстоятельство снаружи ребенка, коснувшееся его случайно, непосредственно к нему отношения не имеющее. Мы, конечно, спросим нашего ребенка, что ему приснилось. Но услышим одно: ребенок не знает, почему проснулся, он ничего не может нам рассказать. И когда мы говорим ему: «Тихо-тихо. Все хорошо. Ничего страшного, засыпай, все в порядке», −  мы правильно делаем, успокаивая его. Попросту говоря, наш ребенок испугался только что, и мы его утешаем, показывая, что ничего страшного рядом нет. Ребенок, увидев маму или папу спокойными, уснет. А утром он даже не вспомнит о ночном инциденте.

Даже частоты у ночных страхов в момент просыпания разные. Вездесущая Википедия, описывая состояние ночного ужаса, дает не совсем точную формулировку. Там не указана причина прерывания сна, а пост-просыпное состояние слишком драматизируется и характеризуется близко к тому, что иногда, да и то крайне редко, могут чувствовать при ночном ужасе взрослые. Дети же просыпаются при ночном ужасе именно от внешней причины, а успокоить их и надо, и не трудно это сделать. Сон, который прервался таким образом, очень глубок, он не содержит сновидений, это глубокая фаза низкочастотного сна.

Ночной кошмар имеет совсем другое свойство. Это, наоборот, сон высокочастотный, с яркими картинами сюжетов и действий. И просыпается ребенок именно от какого-то страшного сновидения. А причиной этому чаще всего бывает потрясение, которое ребенок переживает или пережил. Мы можем совсем не знать об этом, или же недооценивать значимости какого-то эпизода, который нашего ребенка глубоко ранил, как это было в случае с Мосгазом, моей бабушкой и со мной. И нам надо тогда обязательно задать вопрос «что случилось, что тебе приснилось?» Потому что в памяти ребенка активен некий травмирующий его эпизод, и нам не следует успокаивать нашего малыша, не следует укладывать его спать. Необходимо наоборот  постараться и сделать так, чтобы ребенок нам свой сон рассказал. Это снимет заряд, разрядит внутренний образ, поможет ребенку не заработать неразрешимую проблему – как минимум.

Наша память все время корректируется и перезаписывается − это интереснейший феномен! И если мы сумеем "вытянуть" из нашего ребенка сон, то мы можем тут же помочь его памяти перезаписать страшный или горестный эпизод.

Например, ребенок рассказывает, что видел злую тетю, и у нее в руке палка. Пораспрашивайте, постарайтесь. Правда, вряд ли вы увидите цельный образ того, что трансформировалось в кошмар. Но зато можно сказать так: «Посмотри, а на этой палке, оказывается, почки! И скоро из них вылупятся новые листья! Представляешь, это тетя из волшебной страны, там деревья не стоят с голыми ветвями, а все время рождают новые листья и цветы! Скоро станет красиво-красиво… И тетя тоже научится улыбаться, как только деревья расцветут… Она потому тебе и показалась строгой (не страшной!), что думала, когда же уже появятся новые листья…»

И вот так, замедляя темп, прокладывая новую тропу позитивного  сюжета, постепенно, поглаживая нашего ребенка, мы и успокаиваем его правильным способом, и страшный сон перезаписываем, вселяем в ребенка новые положительные образы, которые его психика непременно увяжет с тревожной картинкой и нивелирует ее.

Утром можно спросить ребенка, как ему спалось. Поинтересоваться, видел ли он, как расцвели сады, или птица сна унесла его в какое-то другое красивое место. Выдавайте позитивные установки, придумывайте, сочиняйте. И тогда вы сможете помочь ребенку не хуже любого психотерапевта. Так хорошо, если мы помним, что родители могут находиться в Со-творчестве с Мирозданием, с Богом. В наших силах творить вместе с ребенком его мир, в котором ему будет комфортно и безопасно подрастать.

Итак. Если ребенок не понимает, отчего он проснулся, это он пережил ужас, надо просто его успокоить и пусть он тут же продолжает спать дальше.

Если ребенок проснулся от кошмара и может вам рассказать о том, что видел, не укладывайте его спать, как бы вы сами при этом спать ни хотели! Разговорите своего ребенка и трансформируйте негативный сюжет. Конечно, вы можете сломать свой сон этими расспросами. Но, мне кажется, здоровье наших детей стоит того. Тем более что если нам правильно перезаписать тревожный сюжет, он больше не повторится. А так, если уложить ребенка без беседы, если сигнал не заземлить, сон может "повадиться". Всем известен эффект повторяющихся кошмаров. Это сигналят нам наши нерешенные проблемы. И просят того, чтобы мы вмешались.

А что касается взрослых, то конечно, закричавший и проснувшийся от крика мужчина вряд ли захочет рассказать свой сон жене. Мужчины не особенно разговорчивы по ночам. А вот женщину любящему мужчине лучше тоже расспросить, как ребенка. Правда, перезаписать сюжет тут будет сложнее. Но зато он будет осознан. А это значит, что с ним можно будет работать.

Но вернемся к истории с Мосгазом.

Утром бабушка решила отправить меня погулять. Я разразилась слезами: "Не пойду! Боюсь! Там Мосгаз!"

Но бабушка страхи мои проигнорировала. Сказала, что никакого Мосгаза больше нет, чтобы я не дурила и не выдумывала, а быстро делала "марш на улицу", иначе она меня.

И вот, когда дверь квартиры за мной захлопнулась, я спустилась один пролет и... Хорошо помню, как я стояла, тряслась и смотрела через окно на улицу, а сердце у меня колотилось со страшной силой, так, что было трудно дышать. Преодолеть эту лестницу я себя заставила с трудом. Только потому, что хорошо понимала: если бабушка меня не увидит через окно во дворе, она пойдет меня искать, найдет и мне тогда точно будет.

Себя, стоящую на лестнице, и тот «ужасный кошмар», который я испытывала, помню до сих пор. Этот случай дал мне возможность никогда не обесценивать страхов своих детей, разделять их и не покидать малышей любого возраста, если им страшно.

 "А знаешь, собачки растут по частям. Наверное, так со всеми животными, но я видела на собачках. То у них туловище вырастет, и они становятся похожи на лавочку − длинные такие и на коротких ножках. Смешные. А потом вдруг отдельно вырастут лапы, и щенки тогда делаются как табуретки. Представляешь, они только что были длинными, а вдруг стали высокими, тут надо перестроиться, привыкнуть, а они не успевают – бегут и задевают за углы, которые раньше были высоко.

У маленьких людей тоже разные части тела по очереди растут. Человеческое тело – это такая интересная и сложная машина! Хочешь, я покажу тебе в книге, как устроен человек? И вот бывает, что та часть головы, которая боится, выросла, а другая, в которой живет смелость, еще не успела дорасти. Тогда маленький человек может всего пугаться. Но потом части мозга сравняются и все, страхи ослабеют. А уж когда смелость вырастает по-настоящему, то и человек становится смелым, маленький его страх совсем ему жить не мешает.

Давай, мы просто с тобой подождем, это скоро само пройдет. А пока я постараюсь быть рядом, мы побудем вместе и понаблюдаем, как растет наша смелость".

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии