Шалковская Ольга

Интервью с руководителем Иркутского областного отделения Российского детского фонда Светланой Кулинич

383
 
О проблемах детского сиротства и программах помощи нуждающимся рассказала руководитель Иркутского областного отделения Российского детского фонда

Успешной реализацией программы "Глухие дети" можно гордиться. Мы начинали ее сложно, собирали буквально "по копеечке" на индивидуальные слуховые аппараты для слабослышащих детей. В области более 1 тысячи детей стояли тогда в многолетней очереди на получение индивидуального слухового аппарата по государственной программе. Мы решили эту проблему в течение 4 лет, профинансировала приобретение аппаратов компания бизнес-партнер.

Сейчас мы продолжаем с ней эту программу, комплектуя специализированные учреждения сурдооборудованием для реабилитации глухих и слабослышащих детей. Кроме того, мы создаем более комфортные условия для обучения и воспитания этих детей. На эти цели уходит от 350 до 500 тысяч рублей ежегодно.

Иркутск, 22 августа, IrkutskMedia. Социальное сиротство - одна из самых острых проблем в Иркутской области, и закрывать детские сиротские учреждение в регионе нельзя, считает руководитель Иркутского областного отделения Российского детского фонда Светлана Кулинич. В интервью корр. РИА IrkutskMedia она рассказала о проблемах детского сиротства и о программах помощи нуждающимся, которые организация реализует в Иркутске и Иркутской области.

- Расскажите, пожалуйста, с чего началась деятельность Детского фонда в Иркутской области?

- Мы начинали с малого, с программ “Теплый дом”, "Семейный детский дом". Это поддержка государственных сиротских учреждений. Основная задача Фонда была поддержать детей-сирот. Первые 5 лет работы иркутское отделение аккумулировало довольно большие денежные средства и товарно-материальные ресурсы, что позволило ему выполнять затратные социальные программы и проекты помощи детям.

- Как вы оцениваете ситуацию с детским сиротством в нашем регионе?

- Сейчас масштаб социального сиротства просто необъятен и, к великому сожалению, ситуация не улучшается. Это не наша вина, а наша беда. Детский фонд в 80-90-е года провел масштабный социальный эксперимент: мы создали новую модель - семейные детские дома, в которых дети-сироты воспитывались по семейному  типу. Сейчас эта форма взята на вооружение государством как приоритетное направление. Мы гордимся тем, что первый семейный детский дом появился в Иркутске, а потом эта модель стала распространяться по всему бывшему Советскому Союзу. 

Несомненно, что воспитание детей по семейному типу наиболее предпочтительна модель, однако, я с горечью наблюдаю, какие уродливые формы она приобретает сейчас, когда вся государственная политика направлена на закрытие сиротских учреждений и массовую передачу детей в семьи.

- Как вы думаете, что повлияло на увеличение обращений в органы социальной защиты с просьбой взять на усыновление или под опеку ребенка в этом году?

-На мой взгляд, социальная реклама, политика государства. Увеличение денежного вознаграждения на воспитание приемного ребенка, упрощение отчетности о расходовании денежных средств. Однако, к сожалению, часто детей под опеку берут те граждане, которые не работают вообще, и опекунское пособие порой является единственным источником дохода семьи. Наблюдается также массовый возврат опекаемых детей в социальные учреждения. Эта жуткая ситуация, крайне болезненная для самих детей-сирот. Этот процесс не должен быть авральным и массовым. Прежде должны быть повсеместно созданы службы сопровождения приемных семей и ответственный отбор и подготовка родителей к работе с приемными детьми.

- Каковы основные направления деятельности Детского фонда в Приангарье сейчас?

- Главными направлениям деятельности Фонда по-прежнему являются программы "Теплый дом", "Дети глубинки", "Здоровье детей" и другие. В идеале мы хотели бы заниматься более перспективным делом – социализацией детей-сирот и поддержкой юных дарований, чтобы в долгосрочной перспективе приоритетными программами стали "Я бы мастером стал, пусть меня научат", "Верим в тебя". Однако сейчас мы выполняем роль скорой помощи, помогая детям и детским учреждениям решать их острые жизненные проблемы.

- Расскажите, пожалуйста, каких результатов фонд добился в Иркутской области?

- Сейчас мы реализуем 22 программы, которые не придумываются, а выдвигаются жизнью. Все наши программы многолетние.

Программу "Детский туберкулез" мы открыли после посещения детской туберкулезной больницы 5 лет назад. В исполнении она более сложная, чем предыдущая. Впрочем, областную детскую туберкулезную больницу мы патронировали и до принятия программы.

- Что удалось сделать за последние годы для больницы и детей, находившихся там?

- Удалось значительно укрепить материальную базу медучреждения и улучшить качество жизни детей, находящихся в ней на лечении длительное время. Во дворе появилась детская площадка, приобретено медицинское оборудование более чем на 8 млн рублей. Ежегодно на программу привлекаются пожертвования на 1 млн рублей и более. Недавно открылось новое отделение в Братске, которое требует концентрации наших усилий, финансовых и организационных.

- Какие еще программы разрабатывает фонд?

- Например, это программа "Детский сахарный диабет". В течение одного года мы смогли обеспечить глюкометрами все 268 детей Иркутской области, больных сахарным диабетом. Сейчас ежегодно приобретаем от 30 до 40 глюкометров вновь выявленным больным детям и всех обеспечиваем тест-полосками, привлекая на эти цели пожертвования в размере от 0,7 до 1 млн рублей ежегодно.

- Какая программа, по вашему мнению, должна быть приоритетной?

- Это моя любимая программа “Верим в тебя”, поддержка талантливых детей и коллективов. В Приангарье есть детские коллективы, которые являются лауреатами и стипендиатами Детского фонда. Мы можем ими гордиться. С первых дней и до настоящего времени приоритетной программой отделения Фонда остается Общероссийская программа "Теплый дом", позднее к ней прибавилась региональная программа "Дети глубинки". Обе программы "спасательный круг" для социальных учреждений области. За эти годы практически все учреждения Приангарья получили материальную помощь. Ежегодно от 30-ти до 40 детских учреждений продолжают получать благотворительную помощь (одежду, обувь, игрушки, спортивный инвентарь, книги и др.). Кроме того, только за последние 6 лет отделение Фонда подарило ценные подарки - пять  единиц автотранспорта, 14 полных комплектов оборудования для медицинских кабинетов, два рояля, два фортепиано, два комплекта оборудования для глубокой очистки воды фирмы "Цептер" и многое другое.

- Сколько средств тратится ежегодно на реализацию программ?

- Отделение Фонда продолжает работать по 22 долговременным программам.  Общие затраты на все программы составляют от 20 до 50 млн рублей и более ежегодно.

- Детский фонд работает с малочисленными и коренными народами Иркутской области. Расскажите, пожалуйста, подробнее о деятельности организации в этом направлении.

- Отделение фонда в предыдущие годы трижды оказывало материальную помощь детям Тофаларии и дважды детям эвенкийских поселений. Несмотря на то, что в последние годы государственные программы значительно улучшили материальную базу детских учреждений Тофаларии, маленькие тофы еще во многом нуждаются - в качественных продуктах, витаминах, обуви, средствах личной гигиены, игрушках и многом другом. Кроме того, им крайне необходима медицинская помощь, консультации узких специалистов - педиатра, психиатра, эндокринолога, офтальмолога и других. 

Мы недавно вернулись из Тофаларии, и в третьем гуманитарном десанте участвовала сформированная нами группа врачей из семи человек. Первичную диспансеризацию прошли все без исключения. Для этой территории эта работа абсолютно бесценная. В поселок Алыгджер мы вдохнули жизнь. С собой мы привезли благотворительный груз, включающий в себя одежду, обувь, продукты питания, посуду и другое. Груз поездом доставлялся в Нижнеудинск, а затем грузовым вертолетом – в Тофаларию. 

Тофалария – сказочный край, важно сохранить эту территорию как этно-парк.

- На какие средства фонд осуществлял поездку в Тофаларии и благотворительную помощь населению?

- Во-первых, мы выиграли конкурс социальных проектов, получили от правительства Иркутской области 500 тысяч рублей, во-вторых, как всегда, помогла спонсорская помощь от бизнес-структур, это 700 тысяч рублей. Важно, что мы детей одели и обули к новому учебному году. Зимой планируется отправить дополнительный груз в Тофаларию. Организационная работа идет уже в полную силу.

- Сколько бизнес-структур сегодня помогает Вам?

- В настоящее время с отделением Фонда сотрудничают более 300 компаний, практически весь крупный бизнес, причем почти половина из них – многолетние партнеры. Это АНХК, “Иркутскэнерго”, ООО “Газпром”, Иркутская нефтяная компания, Сбербанк, ОАО "Верхнечонскнефтегаз", ООО “ВостСибАльянс”. Они наши многолетние партнеры.

- Помогает ли Детскому фонду государство?

- За время работы существенной поддержки от государства не ощущалось. Но политика Фонда – не брать от государства, а помогать ему. Поэтому претензий нет, обижаться не могу. Отработанная годами модель партнерства власти, Фонда и бизнеса позволяет нам сохранять динамику роста, несмотря на политическую и экономическую нестабильность в обществе, в том числе из-за частой смены губернаторов.

- Как изменилась ситуация с детьми-сиротами в Иркутской области в свете последних вышедших законов?

- В нашем регионе ситуация достаточно тяжелая. Подвижки появились, но они не значительные. Большее количество детей мы стали передавать в семьи. А ситуация с закрытием детских домов - дикая. Это очередной болезненный эксперимент. Дай Бог, Россия устоит на своих традициях добра и милосердия. 


Источник информации: IrkutskMedia

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии