Шалковская Ольга

Интервью с руководителем Агентства Республики Коми по социальным вопросам и начальником отдела опеки и попечительств Агентства

763
 
В Москве завершился Второй Всероссийский форум приемных семей, в котором принимала участие и делегация Коми во главе с вице-губернатором Тамарой Николаевой. О том, какие вопросы обсуждались там обсуждались, в интервью "Комиинформу" рассказали руководитель Агентства РК по социальным вопросам Илья Семяшкин и начальник отдела организации и координации деятельности по опеке и попечительству агентства Кристина Аверина.

- С какими впечатлениями приехали с форума?
И. Семяшкин: Впечатлений масса, сейчас стараемся все переварить, проанализировать. Мероприятие проходило в течение двух дней, впервые носило такой формат. Всего в нем приняли участие более тысячи человек. Причем, каждый регион привез на форум своих представителей из когорты приемных семей, таких, что имеют успехи в воспитании детей, у которых есть опыт, есть, чем поделиться.
Все участники форума проживали в одном месте, в гостинице "Космос", что также дало возможность неформально пообщаться друг с другом. В мероприятии приняли участи три федеральных министра: здравоохранения, образования и социальной защиты. Председательствовала на форуме вице-премьер РФ Ольга Голодец. Все это говорит о том, что государство серьезно заинтересовано в решении проблем сиротства, вернее - вопросами семейного устройства детей.
Вообще, на форуме был очень широкий спектр участников: это и специалисты судебных органов, и представители духовных конфессий, и депутаты Госдумы, и члены Общественной палаты РФ. Это позволяло рассмотреть вопросы в разных аспектах, с разных сторон.
Думаю, что федеральные органы исполнительной и законодательной власти за эти дни получили достаточно пищи для размышлений, так как, когда законы пишутся — это одно, а то, как эти законы реализуются применительно к конкретным случаям, конкретным семьям — это совсем другое.

- В чем это выражается?
И. Семяшкин: Семьи приводили такой пример. До 18 лет приемные родители воспитывают ребенка, пытаются вытащить его из негативной среды, где пьющие родители, половина семьи либо отсидела в тюрьме, либо туда собирается, а после совершеннолетия этот ребенок является уже самостоятельным человеком, который вправе сам распоряжаться своим имуществом, в том числе накоплениями от социальной пенсии, которая переводилась на его имя пока он воспитывался в приемной семье, квартирой, которая ему как ребенку, имеющему статус сироты, может быть предоставлена государством.
А кровная семья уже ждет-не дождется того момента, когда приемная семья не сможет иметь никаких прав на ребенка.
Что делать с этим ребенком, который вынужден возвращаться в такую кровную семью?

- И что предлагалось? Как проблема должна решаться?
И. Семяшкин: Предлагалось дать приемной семье возможность участвовать в управлении имуществом ребенка и после 18 лет. Разные бывают механизмы, например, в Перми мы видели опыт, когда заключаются соглашения с приемным родителем как с наставниками, но законодательно это пока не решено.
Мы предоставляем детям-сиротам квартиры после 18-летнего возраста, при этом федеральным законом введен пятилетний мораторий на продажу этих квартир. Тем самым мы пытаемся сохранить в целости и сохранности его собственность. К сожалению, нет возможности проконтролировать, как он будет распоряжаться другим своим имуществом.
То есть вопросы управления имуществом и сохранения имущества сироты, чтобы он не пошел по наклонной дорожке — не урегулированы законодательством. Важно то, что эту проблему услышали на форуме представители Верховного суда и Госдумы. Теперь есть надежда на заполнение таких законодательных пробелов.
Другой вопрос, который сегодня волнует многие регионы, - о сопровождении приемной семьи органами соцзащиты.
К. Аверина: Сопровождение вводится поэтапно, в зависимости от нормативно-правового регулирования на уровне субъектов. У кого-то побольше опыта, кто-то только начинает вводить такую форму работы. Но то, что это проблема, которая требует четкого решения, единого подхода по ряду вопросов, это однозначно понимают все заинтересованные структуры.
И. Семяшкин: В российском законодательстве сегодня прописано, что органы соцзащиты должны оказывать содействие семье, но в каком объеме, на каком сроке, на какой период — не уточняется. Например, семья образовалась, тут же три дня ею позанимались и все.... Вроде бы сопровождение? А проблемы-то возникают не через три дня, и не когда ребенку три года, а когда 14 лет. Обязаны ли органы соцзащиты сопровождать семью на протяжении всего периода ее существования? Это нигде не прописано. Это новая система, которая только формируется, отсюда и сложности.
Вопрос в зал задавался: сопровождение должно производиться по желанию семьи, по желанию органа социальной защиты и опеки? Есть же такие случаи, когда семьи говорят, что у них все хорошо и не надо в их дела вмешиваться, а на самом деле выясняется, что в этой семье дело доходит до истязания детей.

- Какие вопросы больше всего поднимались на форуме?
И. Семяшкин: Очень много поднималось вопросов финансового плана. Печально, но вывод такой: сколько бы средств ни давали в каждом отдельном регионе, их всегда мало. Есть регионы, где на содержание ребенка дается довольно скромно - около четырех тысяч, у нас в республике - около восьми, но есть и Подмосковье, где уже многие годы на содержание ребенка выделяется по 25 тысяч. И приемные родители из Подмосковья жалуются, что им уже несколько лет не индексируют эту сумму. Для нас и для тех людей, кто занимается этим вопросом, это очень странно: почему впереди стоит не любовь к детям, а финансовая составляющая?
Должно быть так: я самодостаточный человек, я ощущаю в себе в силы взять ребенка, государство мне помогает, поддерживает, дает мне за это определенное вознаграждение. Причем, восемь тысяч рублей – в Коми такую сумму не каждая семья тратит на родного ребенка, и плюсом к этому еще вознаграждение приемных родителей. Не каждый получает такие деньги.
В России принято очень болезненное для многих приемных семей решение о том, что дети-сироты не имеют больше льгот при поступлении в вузы. Этот вопрос обсуждался два дня подряд. Минобраз так обозначил свою позицию: какой смысл принимать этих детей, если они не готовы учиться? Идут в образовательное учреждение только потому, что у них будет полное гособеспечение, чтобы получить какие-то материальные блага, место проживания и выплаты, и на второй год отчисляются. То есть, у этих ребят нет мотивации.

- Варианты какие-то по замене этих льгот предлагаются?
И. Семяшкин: Как вариант предлагалось организовать для этих детей бесплатные подготовительные курсы, где и они сами, и университет решили бы, насколько этот ребенок мотивирован на учебу.
Очень странно, что на форуме редко поднимались вопросы качества воспитания. Мы должны забрать ребенка из негативной среды, дать ему лучшее образование, лучшее дополнительное образование, помочь выбрать профессию и так далее, чтобы в будущем этот ребенок стал полноценным членом общества, с хорошими амбициями и возможностями. А когда говорится "дайте льготы, дайте больше денег и за это ничего не спрашивайте", это печально слышать. И в некоторых выступлениях экспертов звучало: подумайте, для чего вы берете ребенка? Для семьи или для денег?
Кстати, ясно была видна разница между профессиональными приемными семьями и семьями, где или не было возможности родить своего ребенка, либо свои дети уже выросли, а родители чувствуют в себе силы воспитывать еще детей.
Выступления первых часто уходили в плоскость финансирования. Звучали претензии, что государство выделяет мало денег на воспитание приемного ребенка, особенно в сравнении с содержанием детей в детском доме. Хотя, если честно, приходится выбирать из двух зол. Не хотелось бы называть злом приемную семью, где на первом месте – материальный интерес, но... Содержание в интернате ребенка приводит к тому, что он, вероятнее всего, станет социальным иждивенцем. Сегодняшние реалии таковы, что ребенка в интернате нельзя заставлять ни постель заправить, это должна нянечка делать, ни подмести за собой, ни постирать. То есть он выходит из детского дома и не умеет ничего.
Все-таки в этом смысле семейная форма воспитания намного лучше. Ребенка приучают следить за собой, помогать по хозяйству, быть ответственным за себя, за близких....
Конечно, на форуме все сошлись на том, что детских домов должно быть в стране как можно меньше. Или они должны быть специализированными – для детей, у которых есть способности к футболу, к технике, к искусству или науке.

- Четыре семьи из Коми, которые были на форуме, сравнивали себя с семьями из других регионов?
К. Аверина: Во-первых, нашим семьям было просто полезно пообщаться со своими единомышленниками из других регионов, интересно сравнить подходы к воспитанию детей.
Сравнили, и думаю, что, все-таки, нам есть чем гордиться. На форуме была такая система, что проживание, питание, общение в рамках мероприятий и после них предполагало свободный диалог приемных родителей и представителей профессионального сообщества. Кроме того, у всех приемных родителей была возможность получить консультации психологов, педагогов, юристов.
На одном из мероприятий был задан один провокационный вопрос: довольны ли приемные родители мерами соцподдержки, предусмотренными законодательством региона? Видела, как одна из наших семей подняла зеленую ладошку (кто был недоволен — поднимали красную). Но это самодостаточная семья, где родители работают, у них адекватное количество детей, они справляются с воспитанием. Но большинство родителей все-таки оказались недовольными. И правильно Илья Василевич (Семяшкин) сказал, что сколько ни дай — все будет мало, так как аппетит приходит во время еды.
И. Семяшкин: Приводились конкретные примеры, когда за счет этих денег семьи выстраивают жизнь родных детей. Этого нельзя допускать. Активно обсуждался вопрос о том, чтобы вознаграждение приемным родителям выплачивалось, исходя из качества воспитания, которое они дают детям. Выплаты нужно исчислять по выполнению определенных критериев. Например, должно учитываться, посещает ли ребенок кружки, спортивные секции, результаты школьных экзаменов, то есть насколько он качественно подготовлен к самостоятельной жизни.

- Подозреваю, что форум был кладезью накопленного опыта по решению различных вопросов, которые касаются приемных семей.
К. Аверина: Конечно, например, во второй день форума было организовано четыре дискуссионных площадки. Были представлены интересные практики работы со СМИ, с некоммерческими организациями, что сейчас очень актуально, интересно и перспективно. Интересно рассказывалось об активном подключении приемных родителей к процессу обучения будущих приемных родителей.
Напомним, что сегодня обучение потенциальных приемных родителей носит обязательный характер, и мне, как практику, было очень отрадно слышать, что семьи признают необходимость такого обучения.
Конечно, есть такие, которые категорически недовольны, но есть и те, кто, наоборот, хочет получить дополнительные навыки. Они понимают, что дети растут, и необходимо постоянно быть готовыми к тем ребусам, которые жизнь загадывает. Очень важно к обучению привлекать давно состоявшихся приемных родителей, которые уже успели пройти огонь, воду и медные трубы, которым удалось справиться с проблемными ситуациями.
Мы такую форму работы практиковали ранее и сейчас планируем к ней вернуться.
Широко обсуждался, и мы также планируем это внедрять в республике, вопрос создания стажировочных площадок на базе детских домов для потенциальных родителей. Чтобы они видели, чему детей учат в детском доме, чтобы понимали, кто и с каким багажом придет в их семью. Я говорю кандидатами в приемные родители: "Вы должны принять этого ребенка безусловно, вплоть до того, как он стоит, ходит, что любит, о чем и как говорит, чем он пахнет, как держит ложку и вилку и прочее. Тогда все получится. А если вы будете к нему присматриваться уже в процессе совместного проживания, не всегда на это хватит сил и времени".
И. Семяшкин: И не дай Бог, будут возвраты.
К. Аверина: Конечно. Основная причина всех возвратов — это поспешность принятого решения.
Обсуждался вопрос взаимодействия со средствами массовой информации. Не всегда информация подается корректно, не всегда бывает достоверной, что также требует принципиальной оценки, так как иногда то, что позволяют себе ваши коллеги, требует большого терпения.
И. Семяшкин: Да, в вопросе взаимодействия со СМИ говорилось не только о негативных отношениях. Был представлен прекрасный проект "Поезд надежды". Он, конечно, к нам не применим, но, думаю, если бы он к нам приехал, это позволило бы нам активизировать наши дома-интернаты на то, чтобы они позволяли детям уходить в семьи.
Ни для кого не секрет, и мы об этом открыто говорим: когда у детского дома в госзадании определено количество воспитанников, и на них учреждение получает финансирование, то, естественно, отдавать детей смысла нет никакого.

- В таком случае, в критерии оценки работы директора детского дома должен быть включен показатель "сколько детей было передано в семью"?..
И. Семяшкин: Мы уже обратились в Министерство образования республики, чтобы такой пункт был включен.
Все-таки сегодня регионы идут по пути закрытия детских домов, то есть детей передают на семейные формы воспитания, а сами преобразуются в службы сопровождения. При этом всем хорошо: и дети в семье, и педагогический коллектив - при работе.
К сожалению, у нас такой опыт пока не наработан, но мы думаем об одном пилотном учреждении. Но это абсолютно правильный путь.
Единственное, о чем нас предупредили, что не надо из этого устраивать кампанейщину. Например, в некоторых регионах взяли и росчерком пера преобразовали все детские дома, не посмотрев ни социальную, ни демографическую ситуацию, а там, в основном, старшие дети, их устроить в семью крайне сложно, и куда их девать — непонятно. Поэтому здесь не нужно действовать штурмом и бессистемно.

- Чем делился на форуме наш регион?
К. Аверина: Нам пришлось неожиданно выступать на одной из секций. Меня, как представителя профессионального сообщества, поскольку я 15 лет в этой сфере, коллеги попросили рассказать, как мы сосуществуем с приемными семьями.
Я сразу сказала, что не будем говорить о деньгах, будем говорить о любви. Кратко рассказала об одной нашей семье, которая действительно прошла муки осознания — нужен ли им этот ребенок, готовы ли они взять ребенка с диагнозом ДЦП в свою семью. Причем, это сельская семья. Это очень показательный момент. Там все получилось и получится дальше, так как это действительно продуманное и глубокое желание семьи связать судьбу с этим непростым ребенком. Суть моего выступления сводилась к тому, что если такой подход будет всегда, то тогда не будет беды второй раз, не будет несбывшихся грез и надежд.
И. Семяшкин: В первую очередь мотивацией при принятии ребенка в семью должна быть любовь к детям.
К. Аверина: А наша задача — убедиться, что человек пришел к нам с открытой душой и чистыми намерениями. А когда он говорит, что вы мне сначала дайте денег, чтобы я купил кровать и стол, а потом я возьму ребенка, здесь, наверное, не все в порядке.
И. Семяшкин: А потом еще дайте путевку и обеспечьте сопровождение, а я буду его просто у себя в квартире держать как мебель, а все остальное вы делайте.
К. Аверина: Мы очень много с коллегами обсуждали негативные примеры из практики Кстати, возвращаясь к большому денежному содержанию в Подмосковье. 25 тысяч — это на одного, а если три приемных ребенка в семье - это уже неплохо. Так там сегодня отмечается тенденция, что семьи нанимают няню за полцены, а мама в это время строит карьеру, решает личные вопросы. А в итоге потом что? Когда она едет с этими детьми в отпуск, она их не узнает в профиль и в анфас и не знает, что с ними делать.
Мы тоже приводили пример, когда выпускник из приемной семьи, вырвавшись "на волю", имея однокомнатную квартиру в центре Сыктывкара, просто обменял ее на компьютер. Представляете ее стоимость? Вопрос в чем? Был ли у него компьютер в семье, и вообще, как его воспитывали, если он не знает ценового соотношения квартиры и компьютера? И мы ничего не могли сделать - нельзя вмешиваться, ведь по закону он совершеннолетний дееспособный человек, может распоряжаться своим имуществом, как захочет.

- Нашему региону было чем похвастаться? Что у нас лучше, чем у других?
К. Аверина: Например, у нас довольно неплохое по сравнению с другими регионами материальное содержание. По инициативе главы республики установлен довольно высокий единовременный размер выплат при усыновлении — 200 тысяч рублей.
Коллеги оценили и наш способ этих выплат: семья получает эти деньги только через полгода после вступления решения в силу, предусмотрен и механизм возврата выплаты в случае отмены усыновления.
А в целом нам действительно есть, о чем задуматься. Предстоит напряженная, но очень нужная для наших замещающих семей работа, чтобы активных, доброжелательных семей в республике становилось все больше, а дети в них испытывали такое естественное и нужное для них всех чувство любви и надежности.

Источник информации: ИА Комиинформ
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии