Кряжева Валентина

Аутист из Москвы написал книгу о себе, «чтобы другим было полегче»

285 1
 

Во дворе школы, на подсобке, кто-то написал граффити: «Люби ее такой, какая она есть». К этой надписи подходит и родина, и жизнь, и школа, и семья. Вот я и люблю, свою жизнь, такой, какая она есть. Аутизм как качели – то вверх, то вниз. То отпустит, то снова захватит. Аутизм ломает жизнь и судьбу, как самого аутиста, так и его родителей. Отказаться от ребенка, или отказаться от своей собственной жизни – каждый решает сам. Жить рядом с аутистом очень трудно.

Я аутист, мне 21 год. Все это я понимаю, но быть, как все, я не могу, и не смогу никогда. Аутисту сложно жить: надо бороться с собой постоянно, чтобы быть таким, как все. Борьба изматывает, и аутизм усиливается. Если борьбы мало, то жить хорошо. Без помощи я жить не смогу — теряюсь. А жизнь – это потрясающе!

Какой я аутист?

Прочитал, как взрослые аутисты из США отвечают на вопрос: «Кто такие аутисты?» У них получилось много разных ответов. А я не могу ответить на этот вопрос. Я не знаю, кто эти незнакомые мне люди. В США они, наверное, общаются между собой, а я, в Москве, не общаюсь с другими аутистами. Мне негде с ними общаться. Могу только ответить на вопрос «Какой я аутист?» У меня хорошая память. Я не тихий, чаще веселый чем грустный, конфликтный, любознательный, чистоплотный, пунктуальный. У меня много интересов: телевидение и радио всех времен и народов, политика, страны, их флаги, гимны, кино, музыка, история, интернет, религии. Я могу поговорить на любую тему. "Поймать на лжи" я не могу. Я точно могу сказать, что факты, которые мне говорят, не сходятся – я их хорошо помню. Но не могу "обвинить во лжи". Для меня это лишь неправильный ответ или информация.

Как перестать быть доверчивым, я не знаю. Я всем доверяю. Мое мышление больше похоже на компьютер. Компьютерные игры меня не интересуют. Я не воспринимаю окружающий мир как единое целое, я вижу его в мелких деталях. В любом деле, в любой сфере для меня важны детали и подробности.

Я очень хорошо чувствую хороших и плохих людей. Многие делают улыбки, но я знаю, что они злые. Если рядом кто – то скандалит, или сильно спорит, то я могу заболеть с высокой температурой. Когда я был маленьким, из–за скандалов очень часто болел. С возрастом я стал физически больше, мой рост 180 см, но я не стал крепче. Это как одна таблетка зла на 10 кг веса. Так и злые люди действуют на меня. Мне стало легче не потому, что я к ним привык, а потому, что я стал больше весом и ростом. Зло побеждало маленького Меня, а сейчас уже не побеждает.

У меня есть планы на жизнь, и я верю, и надеюсь, что мои планы сбудутся. Я люблю эту жизнь. Она для меня разная и плохая, и хорошая. Я научился находить свое равновесие. На каждый минус есть свой плюс.

Об интеллекте.

Часто мне приходилось проходить разные комиссии, помню одну в 7 лет. Врач пыталась у меня что – то спросить, но я ее не слушал. Увидел на столе картинки. Быстро их взял и понял, что это алфавит. Разложил по порядку на столе. Не хватало буквы «ы». Это для меня была катастрофа, как в паззле, когда не хватает деталей. Я уже вдохнул поглубже, чтобы начать кричать. Но мама нашла весомый аргумент: «Приходили маленькие дети и потеряли букву «ы». Что взять с малышей, я на них не обижался никогда. В общем, моя истерика прошла мимо. Врач уже поняла, что я не отсталый. И стала задавать вопросы: «Чем девочка отличается от куклы? Чем самолет отличается от птицы?». Я ответил, что когда девочка вырастет, то станет женщиной, а кукла – нет. Птица когда летит, машет крыльями, а самолет нет. В справке мне врач написала: «Отвечает нестандартно». А правильный ответ я узнал намного позже, надо было сказать: одушевленное и неодушевленное. Где меня учить, было непонятно. Под отсталого я не подходил, а школьные правила поведения даже не думал соблюдать. В 7 лет я вообще никаких команд не выполнял. Сам себе был генерал. Был необучаемым. Мама меня выучила. Комиссиями меня мучили каждый год.

читать далее...

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии

Комментарии